Танки мира Танки мира
+7(495)230-06-83
Время работы: пн-пт c 10 до 18
worldtanks.vip@mail.ru
Т-44

Т-44

15.12.2013

РАЗРАБОТКА ТАНКА

 

Осенью 1943 года конструкторы КБ-520 начали разработку нового среднего танка, в котором попытались учесть результаты боев на Курской дуге, в ходе которых немцы использовали свои новые толстобронные танки «Тигр», «Пантера» и модернизированные Pz.IV. В ноябре 1943 года эскизный проект представили на рассмотрение наркома танковой промышленности В. Малышева.

В сопроводительной записке говорилось следующее:

«Проект среднего танка Т-44, разработанный заводом № 183, представляет маневренную боевую машину толстого бронирования, с мощным артиллерийским вооружением. Эти задачи получили свое решение в выбранной заводом принципиально новой компоновке, идущей по пути уширения корпуса танка, в ориентации на диаметр погона не менее 1800 мм, со значительным, резким, сокращением высоты корпуса и выносом головы водителя в специальную башенку, с сохранением длины машины в пределах существующей на современных танках, за счет поперечного расположения двигателя».

Проект получил одобрение наркома, и приказом по наркомату танковой промышленности № 705 сс от 22 ноября 1943 года заводу № 183 поручалось изготовить два опытных образца танка Т-44 к 1 февраля нового, 1944 года.

Сборка опытных танков Т-44 велась в довольно короткие сроки. 10 декабря 1944 года был подписан приказ по заводу № 183 о выпуске новых машин – к этому времени уже ускоренными темпами шло изготовление узлов и агрегатов для новых танков. Следует сказать, что руководство завода добилось от наркомата танковой промышленности разрешения на выпуск не двух, а трех опытных танков Т-44 – две машины предполагалось отправить на полигонные испытания, а одну «обкатывать» непосредственно на заводе. Кроме того, были внесены коррективы и в вооружение первых «сорокчетверок» – помимо 85-мм орудий Д-5Т на них должны были смонтировать и 122-мм пушки Д-25, такие же, как и на ИС-2. Таким образом, конструкторское бюро завода № 183 предполагало получить средний танк с мощным бронированием и вооружением, как у тяжелой машины.

Кстати, И. Сталин довольно активно интересовался ходом работ по Т-44 – судя по всему, ему проект машины понравился. Об этом можно узнать из дневниковых записей наркома танковой промышленности В. Малышева. О проектировании «сорокчетверки» Сталин узнал 27 декабря 1943 года, когда Малышев доложил ему, что «на заводе № 183 строятся два опытных образца танка Т-44. Тов. Сталин попросил подробно рассказать, что это за танк. Я рассказал в течение 3 – 5 минут, и тов. Сталин сказал, чтобы мы побыстрее сделали и испытали этот танк».

15 января 1944 года Сталин вновь поинтересовался у Малышева работами по Т-44:

«Звонил тов. Сталин – разговаривали довольно долго. Тов. Сталин интересовался ходом работ по опытному танку Т-44 завода 183, попросил вновь сообщить ему основную характеристику танка. После того как я подробно рассказал, тов. Сталин сказал: «Так это будет очень хороший танк. Вы держите меня в курсе дела».

13 февраля 1944 года вновь состоялся разговор Сталина с Малышевым, посвященный Т-44:

«Звонил тов. Сталин. Спросил, как идут дела с новым танком Т-44. Я сказал, что танк прошел заводские испытания и сейчас находится на пути в Москву для государственных испытаний. Тов. Сталин сказал, что мы затягиваем дело с этим танком, и предложил ускорить испытания и начать производство танков Т-44.

Исключительно тяжелые задачи. Не знаю даже, как их можно выполнить. Сейчас буду советоваться с директорами заводов».

Два опытных образца Т-44 после заводской обкатки в январе – феврале 1944 года направили на научно-испытательный полигон бронетанковый полигон (НИБТ) в подмосковную Кубинку.

Испытания «сорок четверок» прошли на НИБТ полигоне с 19 февраля по 5 марта 1944 года. При этом в конструкции танков выявилось большое количество конструктивных недостатков и недоработок.

После обсуждения результатов испытаний первых опытных образцов Т-44, был намечен перечень необходимых изменений в конструкции танка, основными из которых были: улучшение температурного режима работы двигателя, повышение надежности привода вентилятора и входного редуктора трансмиссии, установка воздухоочистителей «Мультициклон», установка новой планетарной трансмиссии, усиление бронирования лобовой части корпуса и ряд других. 17 марта 1944 года представители командования бронетанковых и механизированных войск Красной Армии доложили члену государственного Комитета Обороны Л. Берии о результатах испытаний Т-44 и о том, что необходимо улучшить в конструкции этого танка. Берия распорядился все эти изменения внести в конструкцию двух новых опытных образцов Т-44. Изготовление последних согласно приказа наркома танковой промышленности, планировалось завершить к 15 апреля 1944 года. Однако собрать танки в срок не удалось, причем виноваты оказались «смежники», а точнее Челябинский Кировский завод. Дело в том, что изготовлением торсионов и двигателей для Т-44 занималось именно это предприятие, а выполнить данный заказ вовремя оно не смогло. В результате сборка двух других опытных образцов Т-44 (иногда их называли Т-44 второго варианта или второй модификации для отличия от трех первых опытных образцов Т-44) завершилась на заводе № 183 в мае – июне 1944 года.

Сначала предполагалось установить на эти машины новый двигатель В-44, спроектированный специально для «сорокчетверки». В-44 отличался от «тридцатьчетверочного» В-2-34 несколько увеличенной мощностью (520 л.с.), а также уменьшенными габаритами по высоте за счет перемещения масляного и водяного насосов в габариты нижнего картера. Кроме того, водяной насос вместо двух отверстий патрубков имел только одно, но увеличенного диаметра. Также двигатель снабжался всережимным регулятором и корректором подачи топлива. Однако из-за того, что Челябинский Кировский завод не сумел поставить в срок новые движки, оба танка получили двигатели В-2ИС, уже опробованные на первых опытных образцах Т-44.

Танки Т-44 второго варианта отличались от опытных «срок четверок» и вооружением – на них установили 85-мм пушку ЗИС-С-53, такую же, как и на Т-34-85. Пулеметов осталось два – спаренный с орудием и неподвижно установленный в лобовом листе корпуса.

Корпус конструктивно остался практически таким же, как и на опытных образцах, но была измена толщина брони бортов: на одном танке она составляла 60, а на втором – 75 мм. Для повышения бронестойкости угол наклона нижнего лобового листа увеличили с 30 до 45 градусов. Кроме того, была значительно снижена по высоте рубка механика-водителя, а его смотровой люк уменьшен по габаритам и увеличен по толщине до 100 мм.

Башню уменьшили по высоте на 75 мм, а ее бронезащиту усилили до 115 мм в передней части, 90 – 75 мм на бортах и 120 мм на маске.

Моторно-трансмиссионная установка осталась практически такой же, но были внесены изменения для повышения надежности работы узлов и агрегатов. Кроме того, у правого борта моторно-трансмиссионного отделения смонтировали два воздухоочистителя «Мультициклон», изменили форму выхлопных патрубков и увеличили запас топлива, установив в передней части корпуса дополнительный бак емкостью 110 литров.

Небольшим изменениям подверглась и ходовая часть Т-44 – 3, 4 и 5-й опорные катки сместили к корме, а первый – к носу танка. Это было сделано для более равномерного распределения нагрузки.

Один танк Т-44 второго варианта остался на заводе № 183, а второй с 15 июня по 17 июля 1944 года прошел испытания на полигоне в подмосковной Кубинке. В ходе пробегов танк показал максимальную скорость по шоссе 51,6 км/ч, среднюю 35 км/ч и среднюю скорость по разбитой грязной лесной дороге – 17 км/ч. В заключение комиссии по результатам испытаний говорилось следующее:

«1. Предъявленный образец танка Т-44 по надежности работы… механизмов полигонных испытаний не выдержал вследствие конструктивной недоработки ряда узлов (гитара, фрикцион вентилятора, вертикальные валики переключения скоростей КПП, трубопроводы системы смазки) и низкого качества изготовления и монтажа, особенно масляной системы.

2. Танк Т-44 по сравнению с танком Т-34 обладает следующими основными преимуществами:

а). Усиленной броневой защитой, при сохранении веса серийного танка Т-34;

б). Более просторным боевым отделением;

в). Меньшей высотой наиболее поражаемой части корпуса;

г). Более совершенной подвеской.

Исходя из указанных выше преимуществ, следует считать целесообразным рекомендовать танк Т-44 принять на производство и вооружение Красной Армии с доработкой узлов и агрегатов…

3. Ввиду того, что в предъявленном образце танка Т-44 выявлено большое количество дефектов, значительно снизивших темп и интенсивность испытаний, считать необходимым срочно изготовить и предъявить на государственные испытания образец танка Т-44А, изготовленный в соответствии с замечаниями комиссии».

Несмотря на недостатки, выявленные в конструкции Т-44, на следующий день после завершения полигонных испытаний «сорокчетверки» – 18 июля 1944 года – было подписано постановление Государственного Комитета Обороны № 6209, согласно которому предполагалось организация серийного производства танков Т-44 на заводе № 75 в Харькове. Согласно этому документу, в ноябре предполагалось изготовить пять машин Т-44, в декабре – еще 20, и к маю 1945 года выйти на уровень 300 танков в месяц.

Скорее всего, инициатива о привлечении завода № 75 к выпуску новой машины принадлежала наркому танковой промышленности В. Малышеву. Отстраненный от должности наркома в июне 1942 года за срыв программы по выпуску Т-34 и в 1943-м вновь назначенный на эту должность, он как никто другой прекрасно понимал, что постановка на серийное производство нового танка в условиях военного времени неизбежно приведет к резкому снижению количества выпускаемых боевых машин. Да и качество танков будет не самым лучшим. Поэтому нарком танковой промышленности и предложил для выпуска Т-44 не один из заводов, выпускавших тридцатьчетверки, а новое предприятие.

Решение Малышева, которое наверняка ему удалось «пробить» с трудом, было очень грамотным. Не снижая выпуска основного танка Красной Армии – Т-34, он сумел обеспечить изготовление новой боевой машины на свободных производственных площадях. Без сомнения, если бы «сорокчетверку» стал осваивать завод № 183 в Нижнем Тагиле, выпуск боевых машин сократился бы значительно, а на доведения новых машин «до ума» потребовалось бы значительное время. Кстати, руководство завода № 183 активно выступало за выпуск своей новой боевой машины. Еще в апреле 1944 года на предприятии был создан «отдел реконструкции завода по Т-44». Активно велась работа по планированию техпроцесса, изготовлению оснастки, проектированию новых и реконструируемых цехов и участков. Но в сентябре 1944 года по распоряжению Малышева все чертежи, оснастка и инструмент передали на завод № 75, а также частично на № 264 и Мариупольский имени Ильича (два последних должны были поставлять бронекорпуса и башни «сорокчетверок»).

А что же представлял собой уже неоднократно упоминавшийся завод № 75? Это была территория бывших заводов № 183 имени Коминтерна и № 75 (дизельного) в Харькове. После освобождения города от немцев в августе 1943 года здесь организовали ремонтную базу № 4, занимавшуюся восстановлением танков и самоходок. В сентябре базу реорганизовали в завод по ремонту танков, и передали в состав наркомата танковой промышленности. 13 октября 1943 года этому ремзаводу был присвоен № 75 и возвращен орден Ленина, хранящийся в Челябинске (сюда был эвакуирован из Харькова завод № 75 осенью 1941 года. – Прим. автора).

Постановление ГКО № 6209 о выпуске танков Т-44, предписывало и слияние заводов № 75 и № 38. Последний, находившийся в Кирове, занимался выпуском самоходок СУ-76М. Свертывание выпуска легких САУ на одном из заводов летом 1944 года уже не приводило к снижению изготовления СУ-76М – помимо Кирова, эти машины выпускали заводы № 40 и ГАЗ, которые вполне покрывали потребности армии в этих машинах.

В июле – августе 1944 года из Кирова в Харьков было перевезено 8053 работника завода № 38 и 15000 членов их семей, а также 1121 единица оборудования. Во втором полугодии 1944 года предприятие получило дополнительно значительное количество оборудования, причем как с других заводов (№ 183, УЗТМ и Челябинского Кировского), так и импортного.

Между тем, не дожидаясь завершения испытаний второго варианта «сорокчетверки», завод № 183 приступил к проектированию и изготовлению третьего образца Т-44, получившего обозначение Т-44А. Фактически, это был эталонный танк, по образцу которого должны были собираться серийные машины.

Машина отличалась от Т-44 второго варианта, прежде всего, усилением бронезащиты, некоторыми изменениями в конструкции корпуса и новым двигателем – наконец-то танк получил спроектированный для него В-44.

Лобовая часть корпуса Т-44А имела толщину 90 мм. Смотровой люк механика-водителя упразднили, вместо него появилась смотровая щель со стеклом «Триплекс». Была усилена и бронезащита башни – лоб 120 мм, борта 100 мм, толщина командирской башенки возросла с 90 до 120 мм. Вооружение осталось прежним – 85-мм пушка ЗИС-С-53 и два пулемета ДТ.

Несмотря на усиление бронезащиты и новый двигатель, масса танка снизилась до 30,7 тонны, а установка бортовых редукторов с измененным передаточным отношением позволило увеличить максимальную скорость Т-44А по шоссе до 60,5 км/ч.

В период с 18 августа по 9 сентября 1944 года прошли полигонные испытания танка Т-44А. Фактически они являлись государственными, но в документах часто назывались «комиссионными испытаниями». В ходе последних танк Т-44А прошел 1630 километров по проселочным и шоссейным дорогам в районе Нижнего Тагила и Свердловска. В выводах комиссии, проводившей испытания Т-44А, говорилось следующее:

«На основании проведенных 1000-километровых комиссионных и дополнительных испытаний в 600 километров и заводских испытаний третьего опытного образца танка Т-44, проведенных в присутствии комиссии, а также на основании осмотра разобранных по окончанию всех пробегов в 2006 километров механизмов танка, комиссия пришла к следующим выводам:

В третьем образце танка Т-44 реализованы основные замечания комиссии по испытаниям второго образца Т-44, утвержденные совместным протоколом НКТП и командования БТ и МВ КА.

Основные механизмы танка Т-44 обеспечили ему надежную работу в пределах 1000 километров, а ряд механизмов, как например, гитара, коробка передач, торсионы и др. – в пределах 2000 километров и пригодны к дальнейшему использованию…

Комиссия считает необходимым для устранения имевших место дефектов и повышения боевых и эксплуатационных качеств танка Т-44, до начала серийного производства танка Т-44 реализовать следующие мероприятия (далее следовал перечень из 30 пунктов. – Прим. автора).


ЗАКЛЮЧЕНИЕ.


1. Танк Т-44 испытания выдержал и может быть принят на серийное производство.

2. До начала серийного производства танка Т-44 считать необходимым реализовать мероприятия по устранению недостатков, указанных в отчете.

3. Состояние основных механизмов танка и его динамические качества, выявленные в процессе испытаний, при условии повышения надежности резинового массива, позволяют осуществить дальнейшую модернизацию танка в сторону его броневой защиты и мощности вооружения».

Постановлением Государственного Комитета Обороны № 6997 от 23 ноября 1944 года танк Т-44 официально принимался на вооружение Красной Армии. Однако выпуск первых машин Т-44 в Харькове шел с большими трудностями. Несмотря на то, что план ноября 1944 года – 5 машин – завод № 75 сумел выполнить, качество танков оказалось очень и очень низким – машины имели серьезные дефекты, что затрудняло эксплуатацию «сорокчетверок».

В декабре 1944-го – январе 1945 года месяцев завод № 75 сумел сдать по 20 танков Т-44, качество которых также оставляло желать лучшего. Все эти машины принимались как учебно-боевые и направлялись в учебные части, расположенные в окрестностях Харькова. Не сильно улучшилась ситуация и в феврале 1945 года, что послужило причиной появления приказа директора завода № 75 – этот документ подводил итоги трехмесячного выпуска новых танков и определял меры по устранению недостатков и ликвидации «слабых мест» в производстве Т-44.

Кстати, такая ситуация с производством «сорокчетверок» не может объясняться недостаточным обеспечением завода № 75 оборудованием, материалами и кадрами. Так, по состоянию на 15 марта1945 года на предприятии работало более 17 тысяч человек (для сравнения – на заводе № 183 в Нижнем Тагиле – 35 тысяч), оно располагало 166 тысяч кв. м производственных площадей и имело 900 производственных станков, из которых 56 станков высокопроизводительных многорезцовых и более 250 станков револьверных (завод № 183 имел многорезцовых 18 и револьверных 150).

В порядке устранения конструктивных недостатков танков Т-44 в течение января – мая месяца 1945 года в чертежи машины было внесено свыше трех тысяч различных изменений. Также до конца мая провели большую работу, в результате чего к июлю 1945 года серийные техпроцессы были полностью внедрены во всех цехах и обеспечены необходимой оснасткой.

Улучшению качества выпуска танков во многом способствовало создание в марте 1945 года бюро эксплуатации, организованном при отделе технического контроля (ОТК) завода. Оно занималось изучением и обобщением опыта эксплуатации машин в частях, анализировало причины поломок и повторяющихся дефектов, выявляемых в процессе производства и испытания Т-44 на заводе.

В результате всех этих мероприятий к концу первого полугодия 1945 года удалось улучшить качество танков Т-44, по сравнению с машинами сборки ноября – декабря 1944-го. Тем не менее, вплоть до конца 1945 года «сорокчетверки» так и не смогли довести «до ума». Всего за 1945 год завод № 75 изготовил 880 танков Т-44.

Кстати, имеющиеся в архивах данные позволяют (хотя и приблизительно) оценить, насколько сократился бы выпуск танков в случае постановки Т-44 на массовое производство в 1944 году. Так, на изготовление одного Т-34-85 на заводе № 183 в Нижнем Тагиле по состоянию на 1 января 1945 года требовалось 3251 нормо/час, а на «сорокчетверку» – 7945 нормо/часов. Таким образом, трудоемкость Т-44 была как минимум в 2,5 раза больше, чем у Т-34-85. Следовательно, при переходе на выпуск «сорокчетверок» вместо тридцатьчетверок выпуск танков сократился бы почти в три раза!

Таким образом, отказ летом 1944 года от полного перехода танковых заводов с Т-34-85 на Т-44 являлся не только правильным, но и единственно возможным решением в условиях военного времени. Как видно из приведенных данных, при серийном производстве Т-44 произошло бы падение количества изготовленных танков минимум в 2,5 раза, да к тому же «сорокчетверка» имела значительное число недостатков. На устранение последних потребовалось бы не менее полутора – двух лет. Столько же (если не больше) потребовалось бы на увеличение объемов выпуска танков (например, до уровня Т-34-85 летом 1944 года). Таким образом, постановка Т-44 вместо Т-34-85 на массовое производство в годы войны была бы большой ошибкой. Эта ошибка могла бы в 1944 – 1945 годах стоить Красной Армии большой крови.

В течение 1946 года завод № 75 провел большую работу по доводке Т-44. В конструкцию машины внесли 1847 изменений, которые позволили повысить боевые и эксплуатационные качества танка. Всего за 1946 год заводом № 75 было изготовлено 718 танков Т-44. В 1947 году, согласно утвержденного плана, предприятие собрало еще 200 танков Т-44 из имевшегося задела узлов и деталей. Последние «сорокчетверки» покинули заводские цеха в сентябре 1947 года. Сборка этих машин шла параллельно с подготовкой предприятия к выпуску Т-54, и спущенный «сверху» план на 200 «сорокчетверок» в 1947 году объяснялся, скорее всего тем, что предприятие не смогло перейти на изготовление Т-54 в указанный срок (декабрь 1946 года). А первые серийные «пятьдесятчетверки» собрали в Харькове лишь в 1948 году.

 

 

 

УСТРОЙСТВО ТАНКА Т-44

 

Корпус машины делился на три отделения – управления (в передней части корпуса), боевое (в середине) и моторно-трансмиссионное (в задней части).

В отделении управления размещалось место механика-водителя с приводами управления и контрольно-измерительными приборами, аккумуляторные батареи и установка пулемета ДТМ. Справа от места механика-водителя располагались два передних топливных бака.

Над местом механика-водителя имелась вращающаяся крышка люка, в которой монтировался смотровой прибор МК-4. Также для наблюдения можно было использовать смотровую щель в лобовом листе корпуса и боковой призменный прибор, установленный у левого борта.

Над крышей боевого отделения устанавливалась башня с вооружением – 85-мм пушкой ЗИС-С-35 и спаренный с ней пулемет ДТМ. Слева от орудия размещались наводчик и командир, а справа – заряжающий. На крыше башни над местом командира находилась командирская башенка с пятью смотровыми щелями и перископическим смотровым прибором МК-4 во вращающейся крыше башенки. Также приборы МК-4 устанавливались в крыше над местами наводчика и заряжающего. Для посадки экипажа в крыше башни и комбашенки имелось два люка. Кроме того, в днище за креслом механика-водителя размещался аварийный люк.

Спаренная установка пушки и пулемета имела углы на водки по вертикали от – 5 до + 20 градусов. Для предохранения подъемного механизма от ударных нагрузок во время движения устанавливался стопор походного положения пушки. Он позволял осуществлять фиксацию в двух положениях – 0 и + 16 градусов.

Наводка вооружения по горизонтали осуществлялась механизмом поворота башни, находившегося с левой стороны. Его конструкция позволяла производить наведение на цель как вручную, так и при помощи электропривода. Для стрельбы из пушки использовались электрический (находился на рукоятке подъемного механизма) и ручной (на левом ограждении пушки) спуски.

В качестве прицельного приспособления в Т-44 применялся танковый телескопический шарнирный прицел ТШ-15, установленный слева от пушки. Со второй половины 1946 года на Т-44 стали устанавливать телескопический прицел ТШ-16.

Боекомплект танка Т-44 состоял из 58 выстрелов к пушке, 30 дисков к пулеметам ДТМ (1890 патронов) и 20 гранат Ф-1. Кроме того, в башне имелась укладка пистолета-пулемета ППС с шестью магазинами к нему (180 патронов).

В моторно-трансмиссионном отделении, расположенном непосредственно за боевым и отделенным от последнего моторной перегородкой, размещались двигатель, коробка перемены передач, радиатор системы охлаждения, два топливных и масляный баки, гитара, бортовые фрикционы и бортовые редукторы, вентилятор с приводом, ручной насос для подкачки масла, топливный фильтр грубой очистки и топливораспределительный кран.

Корпус танка сваривался из броневых листов толщиной 15, 20, 30, 45, 75 и 90 мм. Носовая часть состояла из верхнего и нижнего бронелистов, установленных под углами 60 и 405 градусов к вертикали соответственно.

Бортовые листы толщиной 75 мм устанавливались вертикально, и приваривались к носовым, кормовым листам, а также крыше и днищу. Вдоль бортов крепились надгусеничные полки, на которых имелись бонки для крепления запасных топливных баков, ящиков ЗИП, тросов и запасных траков.

Корма Т-44 состояла из верхнего, кормового и нижнего бронелистов толщиной 30 – 45 мм. Верхний лист был откидным, он крепился к крыше пятью болтами. К кормовому листу были приварены буксирные крюки, а также бонки для крепления шпор гусениц. В нижнем листе имелись два люка для доступа к пружинам тормозных лент.

Днище состояло из трех бронелистов толщиной 15 мм, сваренных в стык. Крыша корпуса состояла из подбашенного листа, листов над двигателем и трансмиссией.

В моторно-трансмиссионном отделении, перпендикулярно продольной оси танка, устанавливался V-образный дизельный двигатель В-44 мощностью 520 л.с. На В-44 были смонтированы топливоподкачивающая помпа БНК-12Б, топливный фильтр тонкой очистки, топливный насос НК-1 с центробежным регулятором РНК-1, топливопроводы, двенадцать форсунок, масляный насос, масляный фильтр, водяная помпа и генератор. Запуск двигателя осуществлялся электростартером СТ-16 (позднее СТ-700) или при помощи двух баллонов со сжатым воздухом.

У правого борта моторно-трансмиссионного отделения монтировались два воздухоочистителя «Мультициклон».

Топливная система Т-44 включала четыре внутренних топливных бака – два передних емкостью 220 л, и два средних емкостью 280 л. Кроме того, на надгусеничных полках крепились три запасных бака по 50 л каждый. Запас хода на основных баках составлял 235 километров.

Система охлаждения двигателя состояла из трубчато-пластинчатого радиатора емкостью 60 л, водяной центробежной помпы, вентилятора, заливного тройника, трубопроводов и термометра.

Трансмиссия танка Т-44 состояла из «гитары» (шестеренчатый входной редуктор), многодискового главного фрикциона , трехходовой пятискоростной коробки перемены передач, двух бортовых фрикционов сухого трения с ленточными тормозами и двух бортовых редукторов. Коробка перемены передач имела механизм отбора мощности для привода вентилятора системы охлаждения двигателя.

Подвеска Т-44 – индивидуальная, торсионная, включала десять торсионных валов с кронштейнами и ограничителями хода балансиров. Гусеничный движитель состоял из гусеницы гребневого зацепления (70 траков шириной 500 мм в каждой), десяти опорных катков, двух ведущих и двух направляющих колес.

Электрооборудование Т-44 выполнялось по однопроводной схеме. Напряжение составляло 24 В (стартер с пусковым реле реле и электродвигатель поворота башни и 12 В (все остальные потребители). Источником электроэнергии танка являлся генератор Г-73 (позднее ГТ-4563А и четыре аккумуляторных батареи 6СТЭ-128 емкостью 256 А/ч.

На танках Т-44 устанавливались радиостанции 9РС для внешней связи, а для внутренней использовалось танковое переговорное устройство ТПУ-3-БИС-Ф.

 

МОДЕРНИЗАЦИЯ


В январе 1945 года начались работы по вооружению танка Т-44 100-мм пушками. Но работы затянулись, и лишь к 1 сентября 1945 года завод № 75 изготовил два опытных образца Т-44-100 – один вооружался 100-мм орудием 100-мм ЛБ-1, второй - 100-мм Д-10-Т. На танках стояли пулеметы ГСТ (вместо ДТ), зенитный ДШК на крыше башни, а также уширенные опорные катки, бортовые противокумулятивные экраны, модернизированные главный фрикцион, гитара, тормоза и т.п.

Испытания опытных образцов танка Т-44-100 прошли в сентябре – ноябре 1945 года. Машины превосходили серийные Т-44 по огневой мощи, но и в их конструкции выявилось значительное количество недостатков. Кроме того, по маневренным качествам и бронированию Т-44-100 уступали новому танку Т-54, испытания которого шли в то время полным ходом. В результате, дальнейшая доработка Т-44-100 была прекращена.

ТАНК Т-44М. В конце 1950-х годов был разработан проект модернизации танка Т-44 с использованием узлов и агрегатов танка Т-54. Новая машина получила обозначение Т-44М. Начиная с 1961 года на танкоремонтных заводах ГБТУ Министерства Обороны СССР началась модернизация танков Т-44 в Т-44М.

При этом броневой корпус и башня танка практически не менялись – лишь в бортах башни ликвидировали отверстия для стрельбы из личного оружия. А вот внутреннее оборудование существенно менялось: вместо двигателя В-44 устанавливали В-54 мощностью 520 л.с. с воздухоочистителем ВТИ-4, внесли изменения в коробку перемены передач и главный фрикцион, вместо бортовых фрикционов установили планетарные механизмы поворота, благодаря дополнительным топливным бакам до 440 км увеличили запас хода. Коренным образом изменилась ходовая часть Т-44М – машина получила мелкозвенчатую гусеницу цевочного зацепления с новыми ведущими колесами и усиленным ленивцем. Механик-водитель вместо МК-4 получил прибор ночного видения ТВН-2, а во вращающейся крыше командирской башенки смонтировали перископический смотровой прибор ТПКУБ, на рукоятке которого имелась кнопка целеуказания наводчику. Вооружение Т-44М осталось прежним, но боекомплект увеличился с 58 до 61 выстрела к пушке. Также внутри танка появилась укладка автомата АК-47 с 300 патронами. Вместо рации 9Р на Т-44М монтировалась радиостанция Р-113, внутренняя связь осуществлялась танковым переговорным устройством ТПУ Р-120.

ТЯГАЧ БТС-4. В 1965 году 5-е проектно-технологическое бюро в Киеве на базе танка Т-44М разработало проект гусеничного тягача, который приняли на вооружение в ноябре 1967 года под обозначением БТС-4. Переделка «сорокчетверок» в тягачи осуществлялась в ходе ремонта танков на ремзаводах ГБТУ.

При этом с машины демонтировали башню, в корпусе устанавливали лебедку, грузовую платформу и кран-стрелу, а в кормовой части – откидной сошник. Тягач имел экипаж из двух человек. Машина оснащалась приспособлением для преодоления водных преград по дну.

 

«СОРОКЧЕТВЕРКИ» В ВОЙСКАХ

 

О войсковой эксплуатации танков Т-44 известно довольно мало – эти машины не участвовали ни в боях Великой Отечественной, ни в войне с Японией. Их служба была не очень долгой, и они являлись как бы «промежуточной» машиной между Т-34 и средними танками послевоенного поколения.

Месяц спустя после принятия решения об организации производства танков Т-44, в августе 1944 года, формируются три гвардейских танковых училища для подготовки командиров Т-44 (Харьковское, Таманское и Сивашское в Харькове, Никополе и Кривом Роге соответственно), и две учебных бригады (в Чугуеве), которые должны были обучать механиков-водителей, наводчиков и заряжающих для этих танков. Занятия начались с 1 октября 1944 года, и первые серийные «сорокчетверки» поступали в эти учебные части.

В июне 1945 года началась реорганизация танковых войск Красной Армии – танковые и механизированные корпуса переформировывались соответственно в танковые и механизированные дивизии, а бригады – в соответствующие полки. Всего по новым штатам танковая дивизия имела в своем составе 256 танков, из них 210 средних, а механизированная – 209, из них 185 средних. Организационно танковые и механизированные дивизии входили в состав танковых и механизированных армий, формирование которых началось в 1945 году.

Танки Т-44 поступили на вооружение дивизий двух армий – 5-й и 8-й механизированных. Первая из них (две танковых и две механизированных дивизии) находилась на территории новосозданного Барановического военного округа, и к 10 сентября 1945 года насчитывала 664 танка и САУ, из них 210 Т-44. Все они числились в составе 29-й танковой дивизии – именно она первой в Красной Армии была полностью перевооружена танками Т-44.

Вторым объединением, дивизии которого получили на вооружение танки Т-44, стала 8-я механизированная армия Львовского военного округа, включавшая 23-ю и 31-ю танковые, 11-ю и 32-ю гвардейские механизированные дивизии.

5-я гвардейская механизированная армия была полностью укомплектована средними танками Т-44 в течение 1946 года, а 8-я механизированная – к концу 1947-го.

Легко подсчитать, что на укомплектование четырех танковых и четырех механизированных дивизий 5-й гвардейской и 8-й мехармий потребовалось 1580 танков Т-44 (по 210 в танковой и по 185 в мехдивизиях). Это составляло 87% всех выпущенных машин этого типа. Остальные поступали в военные училища, учебные части и на полигоны.

«Сорокчетверки», находившиеся на вооружении соединений 5-й гвардейской механизированной армии, к началу 1950-х годов постепенно стали заменяться новыми танками Т-54. При этом Т-44 изымались из частей и передавались на базы хранения. В результате, по состоянию на 1955 год в соединениях 5-й гвардейской механизированной армии танков Т-44 уже не было.

А вот «сорокчетверки», имевшиеся в 8-й механизированной армии, эксплуатировались дольше – еще в начале 1970-х годов их можно было встретить на учениях. Кроме того, небольшое количество Т-44 из состава дивизий этого объединения использовались во время подавления вооруженного выступления в Венгрии осенью 1956 года.

Танки Т-44 находились на вооружении соединений Советской Армии до конца 1970-х годов, после чего машины были переданы на базы хранения, а также использовались в качестве мишеней и учебных пособий на полигонах.

Пожалуй, наиболее известным этапом службы «сорокчетверок» является кино. Эти машины довольно активно снимались, причем не только в роли советских танков, но и в качестве немецких. В последнем случае их «гримировали», как правило, под «тигры» или Pz.IV, наваривая металлические листы на корпус и башню. «Сорокчетверки» снимались в фильмах «На дорогах войны», «Отец солдата», «Офицеры», «Горячий снег», «Действуй по обстановке», «Освобождение», «Белый тигр», «Сталинград» и ряде других.