Танки мира Танки мира
+7(495)230-06-83
Время работы: пн-пт c 10 до 18
worldtanks.vip@mail.ru
Разведчики панцерваффе

Разведчики панцерваффе

25.05.2014

Пантелеймон Омелянюк

Разведчики панцерваффе

Создание подвижных ударных соединений – танковых дивизий, обладающих не только значительной боевой мощью, но и высокой мобильностью – выдвинуло особые требования к обеспечению таких дивизий разведывательной информацией. Германское командование вполне ясно осознавало этот факт, поэтому в штате танковой дивизии предусматривалось наличие разведывательного батальона (Aufklaerung Abteilung) – в пехотных дивизиях такой батальон был далеко не всегда.

Типичный разведбат танковой дивизии вермахта к моменту начала воснй против СССР состоял из штаба (66 человек, 1 бронеавтомобиль, 7 мотоциклов (из них 4 с коляской), 7 легковых и 9 грузовых автомобилей), взвода связи (65 человек, 7 бронеавтомобилей, 3 мотоцикла (2 с коляской), 6 легковых и 1 грузовой автомобиль), колонны снабжения (51 человек, 3 пулемета, 9 мотоциклов (4 с коляской), 1 легковой и 15 грузовых автомобилей) и трех рот:

- 1-я бронеавтомобилей (152 человека, 26 бронеавтомобилей, 15 мотоциклов (9 с коляской), 4 легковых и 9 грузовых автомобилей);

- 2-я мотоциклетная (211 человек, 18 пулеметов ручных и 2 станковых, 3 противотанковых ружья и 3 50-мм миномета, 67 мотоциклов (12 с коляской), 10 легковых и 6 грузовых автомобилей);

- 3-я тяжелого оружия (151 человек, 3 37-мм противотанковых пушки, 2 75-мм пехотных орудия, 4 пулемета, 16 мотоциклов (9 с коляской), 7 легковых и 21 грузовой автомобиль).

В общей сложности батальон насчитывал 696 человек личного состава (из них 21 офицер и 4 чиновника), 34 бронеавтомобиля, 52 пулемета, 3 37-мм противотанковых орудия, 2 75-мм пехотных орудия, 117 мотоциклов (41 с коляской), 35 легковых и 61 грузовой автомобиль, 14 радиостанций. Естественно, реальное положение вещей с укомплектованностью разведбатов могло отличаться от предусмотренного штатами, но суть оставалась: разведывательный батальон танковой дивизии представлял собой готовую боевую группу, способную не только осуществлять разведку, но и вести полноценные боевые действия. Характерным приемом действий германских войск являлось использование разведывательного батальона в качестве самостоятельной моторизованной части. Помимо основных функций "глаз" дивизии, разведывательному батальону ставились задачи по захвату и удержанию тех или иных объектов.

Броня разведчиков

В начальный период Второй мировой войны основу оснащения разведывательных батальонов танковых дивизий составляли бронеавтомобили нескольких типов. Наиболее легкие из них – двухосные броневики семейства Sd.Kfz.221, включавшего базовую машину, вооруженную 7,92-мм пулеметом (выпущено 339 единиц), вариант Sd.Kfz.222 с 20-мм пушкой и 7,92-мм пулеметов в открытой сверху башне (989) и три модификации радиомашин – Sd.Kfz.223 (для разведывательных подразделений; 550 единиц) и Sd.Kfz.260/261 (для танковых и моторизованных частей; 493). Выпуск таких броневиков осуществлялся до 1944 г., а его общий объем достиг 2371 единицы.

Опыт войны на Восточном фронте показал, что, несмотря на наличие двух ведущих мостов, легкие броневики с трудом справляются с российским бездорожьем, и уже к концу 1941 г. они начали вытесняться более тяжелыми машинами.

Первыми тяжелыми броневиками вермахта стали трехосные машины, созданные в ещё в начале 30-х гг. на базе грузовиков "Даймлер-Бенц". По аналогии с легкими бронеавтомобилями, тяжелые также производились в нескольких вариантах: линейном Sd.Kfz.231(6-Rad), вооруженном 20-мм пушкой и 7,92-мм пулеметом во вращающейся башне, и двух модификациях радиомашины. Первая из них – Sd.Kfz.232(6-Rad) – отличалась от линейной только наличием большой рамочной антенны. На Sd.Kfz.263(6-Rad) вместо вращающейся башни устанавливалась неподвижная бронированная рубка. Однако "первый блин оказался комом" – достаточно тяжелые (масса линейной машины составляла 5,7 т) и неполноприводные (колесная формула 6х4) броневики могли двигаться лишь по дорогам. В итоге, производство трехосных бронеавтомобилей завершилось уже в 1937 г. В общей сложности изготовили 123 Sd.Kfz.231(6-Rad) и Sd.Kfz.232(6-Rad), а также 28 Sd.Kfz.263(6-Rad). К моменту нападения на Советский Союз в строю оставалось лишь несколько таких машин (в разведбатах 4-й, 6-й и 10-й танковых дивизий). К 1942 г. из фронтовых соединений они практически исчезли, но в учебных и полицейских частях служили до 1944 г.

"Осьминоги"

Гораздо более перспективными оказались четырехосные тяжелые бронеавтомобили, разрабатываемые с 1935 г. В основе их было шасси GS, разработанное специалистами фирмы "Бюссинг-НАГ". Для своего времени оно было уникальным – все его восемь колес были ведущими и управляемыми! Такое решение в сочетании с мощным 150-сильным (впоследствии мощность довели до 180 л.с.) 8-цилиндровым V-образным мотором жидкостного охлаждения обеспечивало машине, масса которой составляла почти 9 тонн, не только хорошую подвижность на шоссе (где броневик мог разогнаться до 90 км/ч), но и высокую проходимость на пересеченной местности. Добавим, что трансмиссия броневика имела устройство реверса, позволяющее двигаться с одинаковой скоростью как вперед, так и назад. В состав экипажа, помимо командира, стрелка и водителя, входил и второй водитель, сидевший спиной вперед и осуществлявший управление машиной при движении задним ходом.

Бронированный корпус, изготавливавшийся фирмой "Дойче Верке", имел сложную форму с рациональными углами наклона бронелистов. Толщина брони составляла в лобовой части 15 мм, по бортам и в корме – 8 мм, на крыше – 6 мм. Это обеспечивало защиту лишь от пуль и осколков, но для разведывательной машины такой уровень защиты считался вполне приемлемым. Также не считалось недостатком для разведки и достаточно скромное вооружение: 20-мм пушка KwK 38 (боекомплект 180 снарядов; до 1940 г. устанавливалась более старая модель KwK 38) и 7,92-мм пулемет MG 34 (1050 патронов), устанавливавшиеся в двухместной вращающейся башне.

По аналогии с трехосными машинами, четырехосные броневики выпускались в трех основных модификациях: линейной, радиофицированной с башней и радиофицированной с расширенным составом оборудования и неподвижной надстройкой вместо башни. Даже индексы моделей остались прежними, только с указанием в скобках на наличие восьми колес, а не шести: Sd.Kfz.231(8-Rad), Sd.Kfz.232(8-Rad) (этих машин в сумме выпустили 607) и Sd.Kfz.263(8-Rad) (240 единиц). В ходе выпуска конструкция бронеавтомобилей подвергалась некоторым изменениям. Об увеличении мощности двигателя и установке более современной пушки мы уже упоминали. Кроме того, начиная с 1941 г. на модификациях Sd.Kfz.231(8-Rad) и Sd.Kfz.232(8-Rad) толщину лобовой брони увеличили вдвое – до 30 мм (на радиомашине Sd.Kfz.263(8-Rad) она осталась прежней).

В июле 1942 г. начался выпуск ещё одной модификации четырехосного броневика, на этот раз не имевшей аналога в трехосном семействе – Sd.Kfz.233. Причиной его появления стала именно тактика применения разведывательных батальонов в качестве мобильных боевых групп, выполнявших самостоятельные задания. Для этого требовалась артиллерийская поддержка. Батальон же по штату располагал лишь парой 75-мм буксируемых пехотных орудий (в роте тяжелого оружия). Вот и появилась вполне здравая идея: а не создать ли самоходку с подобной артсистемой на шасси бронеавтомобиля? Так и появился на свет Sd.Kfz.233. На этом броневике башня отсутствовала, а в открытом сверху боевом отделении установили 75-мм пушку KwK 37 – короткоствольное (длина ствола 24 калибра) орудие, которым вооружались ранние модификации танка Pz.Kpfw. IV. Боекомплект орудия состоит из 32 выстрелов со снарядами четырех типов: осколочно-фугасными, бронебойными, кумулятивными и дымовыми. Дополнительное вооружение – 7,92-мм пулемет на штыревой установке. Машину признали вполне пригодной для решения задач огневой поддержки разведывательных батальонов и запустили в серийное производство, изготовив до осени 1943 г. 119 Sd.Kfz.233.

Четырехосные броневики применялись на всех театрах военных действий. Несмотря на понесенные в ходе боев потери, по состоянию на 1 марта 1945 г. в строю все ещё находилось 344 бронеавтомобиля семейства Sd.Kfz.231(8-Rad).

Для Северной Африки

В 1941 г. четырехосные бронеавтомобили появились в Ливии – в составе 3-го и 33-го разведывательных батальонов Германского Африканского корпуса. Природно-климатические условия пустынь и полупустынь Северной Африки оказались идеальными для боевого применения колесных бронемашин. Однако первый же опыт использования здесь броневиков семейства Sd.Kfz.231(8-Rad) вскрыл недостатки их силовой установки: система охлаждения плохо работала в условиях высокой температуры окружающего воздуха, что вело к поломкам двигателя, недостаточным был и запас хода, обусловленный большим расходом топлива. Поэтому в августе 1941 г. министерство вооружений выдало заказ на новый тяжелый бронеавтомобили, призванный заменить машины семейства Sd.Kfz.231(8-Rad). Технические требования специально оговаривали возможность действий в экстремальных африканских условиях. В частности, для увеличения запаса хода машину предписывалось оборудовать дизелем воздушного охлаждения (более экономичным, чем бензиновый двигатель) мощностью не менее 200 л.с.

Разработку нового бронеавтомобиля, получившего обозначение ARK (Achtradkraftwagen – "восьмиколесный автомобиль") вел своеобразный консорциум в составе фирм "Бюссинг-НАГ", отвечавшей за шасси, "Даймлер-Бенц" и "Фридрих Шихау" (корпус и башня), а также "Татра", разрабатывавшей мотор. 12-цилиндровый дизель Т-103 развивал мощность 210 л.с. Броневик, внешне напоминая Sd.Kfz.231(8-Rad), конструктивно существенно отличался: он имел несущий сварной бронекорпус. Толщина брони в лобовой части составляла 30 мм, по бортам и в корме – 10 мм. Вооружение соответствовало предшественнику: 20-мм пушка и 7,92-мм пулемет в башне. Однако саму башню выполнили не закрытой, как на Sd.Kfz.231(8-Rad), а открытой сверху: защищенность экипажа принесли в жертву удобству ведения наблюдения – важному для разведывательной машины качеству. Масса бронеавтомобиля превысила 11 тонн. Благодаря установке экономичного дизеля запас хода возрос до 1000 кмSd.Kfz.231(8-Rad) этот показатель едва достигал 300 км).

Прототип ARK относительно успешно прошел испытания в июле 1942 г., но с внедрением в серийное производство произошла задержка: фирма "Татра" всю вторую половину года возилась с доводкой двигателя, пытаясь лучше приспособить его для эксплуатации в условиях пустыни. Когда же это, наконец, удалось сделать, сама идея "африканского бронеавтомобиля" утратила актуальность: немецкие и итальянские войска в Северной Африке агонизировали под ударами противника. К тому же, компенсация потерь, понесенных вермахтом под Сталинградом и подготовка к новому генеральному сражению (будущей Курской битве) делали приоритетными производство танков и штурмовых орудий, выпуск же разведывательных броневиков оставался делом третьестепенным. В итоге, промышленность продолжала небольшими партиями выпускать устаревающие машины семейства Sd.Kfz.231(8-Rad), а до внедрения нового бронеавтомобиля элементарно не доходили руки.

Возможно, до внедрения ARK в серию дело так бы и не дошло, если бы не позиция генерал-инспектора танковых войск Гейнца Гудериана. Ссылаясь на возможный переход в 1944 г. к широкомасштабным наступательным операциям, он сумел убедить Гитлера в необходимости заблаговременного начала производства быстроходного, хорошо защищенного и вооруженного разведывательного бронеавтомобиля. В мае 1943 г. началась сборка трех машин предсерийной партии, однако полномасштабный выпуск развернулся лишь год спустя – в июне 1944-го. До января 1945 г. изготовили около 200 бронеавтомобилей, принятых на вооружение под обозначением Sd.Kfz.234/1.

"Пума"

Начиная с 1943 г. немецким войскам приходилось сталкиваться со всевозрастающей насыщенностью Красной армии бронетанковыми соединениями. Это выдвигало особые требования к противотанковым возможностям разведбатов танковых дивизий. Действуя как самостоятельный подвижный отряд, разведывательный батальон часто вступал в бой с танковыми частями противника. Однако в этих стычках оказалось, что 20-мм пушечонки, достаточно уверенно поражая легкие танки Т-60, бессильны против "тридцатьчетверок". Мало могли помочь и буксируемые противотанковые пушки из роты тяжелого оружия. Словом, разведбатам требовалась машина, сравнимая по подвижности с бронеавтомобилями, но вооруженная достаточно мощной противотанковой пушкой. Такой истребитель танков создали по принципу конструктора "Лего", соединив уже готовые элементы: шасси бронеавтомобиля Sd.Kfz.234/1 и сварную башню обтекаемой формы, разработанную фирмой "Даймлер-Бенц" для не пошедшего в серию легкого танка VK 1602 "Леопард". В башне устанавливалась 50-мм пушка KwK 39 с длиной ствола 60 калибров – достаточно отработанная (устанавливалась на танки Pz.Kpfw. III с декабря 1941 г.) и эффективная (способная поражать танки Т-34). Боекомплект орудия состоял из 45 выстрелов (27 с бронебойным снарядом и 18 с осколочным). С пушкой спарен 7,92-мм пулемет. По сравнению с прежними модификациями бронеавтомобилей, новая башня обеспечивала гораздо лучшую защищенность: толщина её лобовой брони составляла 30 мм, бортовой – 14,5 мм, а маски пушки – 100 мм. Для уменьшения высоты броневика башня была лишена командирской башенки (наличествующей на танке VK 1602).

"Пртивотанковый" бронеавтомобиль получил обозначение Sd.Kfz.234/2, а кроме того, ему присвоили имя "Пума". Sd.Kfz.234/2 стал первым среди германских бронеавтомобилей, удостоенным такой части – всем предыдущим машинам приходилось довольствоваться сухими буквенно-цифровыми обозначениями. Производство Sd.Kfz.234/2 началось в сентябре 1943 г. До сентября следующего года изготовили 101 такую машину, поступившую на вооружение разведывательных частей танковых и панцергренадерских дивизий вермахта и войск СС. "Пума" стала венцом развития немецких бронеавтомобилей и одним из лучших (если не лучшим) тяжелым броневиком периода Второй мировой войны. Заложенные в ней конструктивные решения определили послевоенное развитие боевых машин этого класса.

Помимо "Пумы" шасси Sd.Kfz.234/1 использовалось при создании двух самоходных артустановок. Одна из них, получившая обозначение Sd.Kfz.234/3, представляла собой аналог Sd.Kfz.233. В её открытой сверху неподвижной боевой рубке устанавливалось 75-мм короткоствольное орудие с боекомплектом 50 выстрелов. В производстве эта самоходка находилась полгода – с июня по декабрь 1944 г. В общей сложности выпустили 88 Sd.Kfz.234/3.

В последние месяцы войны как никогда актуальной для вермахта стала задача борьбы с вражескими танковыми армадами. В это время создается целый ряд самоходных противотанковых установок с использованием любых шасси, сколь-нибудь подходящих для этой цели. Естественно, не осталось вне поля зрения и шасси Sd.Kfz.234. 27 ноября 1944 г. Гитлер распорядился начать производство истребителя танка на этой базе, вооруженного 75-мм противотанковой пушкой Pak 40. За основу взяли модификацию Sd.Kfz.234/3 с открытой рубкой, в которую втиснули противотанковое орудие – естественно, без колесного хода и станин, но со штатным щитом. Боекомплект состоял всего из 12 выстрелов – сказалась большая их длина по сравнению с выстрелами короткоствольного 75-мм орудия, устанавливавшегося на Sd.Kfz.234/3. Углы горизонтальной наводки были достаточны ограниченными – всего по 12° вправо и влево, но это компенсировалось высокой поворотливостью шасси, позволяющей быстро довернуть броневик в нужную сторону. Истребитель танков получил обозначение Sd.Kfz.234/4. До марта 1944 г. изготовили 89 таких машин.

В разведке – не только колеса

Несмотря на все достоинства немецких колесных бронеавтомобилей, в проходимости по пересеченной местности они не могли конкурировать с танками. Однако в отличие от армий некоторых других стран, в вермахте разведывательные танки не получили особого распространения. Правда, в 1939-1940 гг., в ходе кампаний в Польше и Франции, предпринимались попытки использовать в этом качестве легкие танки Pz.Kpfw. I, но этот опыт признали неудачным из-за слабого вооружения и малой скорости "единичек". Тем не менее, вопрос создания специализированного разведывательного танка оставался на повестке дня. Наиболее логичным и оправданным с экономической точки зрения представлялась разработка такой машины на базе одного из выпускавшихся в Германии (или на оккупированных территориях) легких танков. Оговорку о оккупированных территориях мы сделали недаром – ведь, пожалуй, лучшим легким танком вермахта стал Pz.Kpfw. 38(t), выпускавшийся пражской фирмой ČKD (переименованной после оккупации Чехии в ВММ).

Танки для экспорта

В начале 30-х гг. фирма ČKD являлась одним из крупнейших машиностроительных предприятий Чехословакии. В многоотраслевой корпорации значительное внимание уделяли и военной продукции, в том числе танкам. Под руководством инженера Александра Сурина, эмигрировавшего из России после революции, в конструкторском бюро ČKD разработали несколько образцов бронетанкового вооружения, в том числе и легкий танк TNH. Поскольку чехословацкая армия в 1934 г. отдала предпочтение изделию конкурентов из "Шкоды" – танку LT vz.35 – менеджмент ČKD занялся поиском зарубежных клиентов. И, надо сказать, преуспел на этом поприще. Первый заказ на 50 танков был получен в 1935 г. от Ирана. В 1936 г. 24 машины модификации LTН заказала Швейцария, а в 1937-м такое же количество танков LTP купило правительство далекого Перу. 21 танк LTL, заказанный Литвой, так и не успели поставить до вхождения этой страны в состав СССР – впоследствии их передали словацкой армии. Уже после оккупации Чехии, в декабре 1939 г., был подписан контракт на 90 танков TNH-Sv для Швеции, но в конечном итоге эти машины вошли в состав вермахта. Швеции же продали лицензию, на основе которой фирма "Скания-Вабис" в 1941-1944 гг. изготовила 222 танка Strv m/41.

Для армии Чехословакии

Поднаторев на экспортных поставках и основательно "набив руку" на удовлетворении запросов "капризных" клиентов, фирма ČKD попыталась подвинуть "Шкоду" и с местного рынка. Когда в 1937 г. был объявлен конкурс на новый танк для чехословацкой армии, конструкторский коллектив Сурина предложил проект TNH-S, отличающийся от предыдущих машин моторно-трансмиссионной установкой: бензиновым двигателем TNHPS (лицензионным вариантом мотора фирмы "Скания-Вабис") и планетарной коробкой передач "Прага-Вильсон", выпускавшейся по лицензии "Роллс-Ройса". Использование в танке разработок известных и опытных фирм вполне себя оправдало. Сравнительные испытания TNH-S с модернизированными LT vz.35, проходившие в январе-марте 1938 г., показали, что изделие ČKD существенно превосходит конкурента в плане надежности. В итоге, боевую машину приняли на вооружение под обозначением LT vz.38 и заказали 150 новых танков со сроком поставки к февралю 1939 г. Однако задержки с поставкой бронеплит с фирм "Польди" и VHHT (они начали поступать лишь в конце ноября 1938 г.) обусловили то, что окончательная сборка LT vz.38 началась уже после немецкой оккупации Чехии. Вместо чехословацкой армии танки начали поступать в вермахт, где им присвоили обозначение Pz.Kpfw. 38(t).

Танк LT vz.38 был построен по классической схеме. Корпус и башня собирались из бронелистов на заклепках. Толщина лобовых листов корпуса и башни составляла 25 мм, бортов и кормы – 12-15 мм, крыши и днища – 8-10 мм. В передней части корпуса, в отделении управлении располагались рабочие места механика-водителя и радиста, остальные два члена экипажа (командир и заряжающий) находились в башне. Последняя снабжалась командирской башенкой, смещенной к левому борту.

Шестицилиндровый двигатель TNHPS представлял собой лицензионный вариант мотора "Скания-Вабис" 1664. Он развивал мощность 125 л.с. Коробка передач "Прага-Вильсон" обеспечивала пять скоростей вперед и одну – назад. Топливо размещалось в двух 110-л баках, спроектированных таким образом, что при попадании в них взрывная волна уходила вверх, препятствуя разлитию горящего бензина в боевом отделении.

Ходовая часть применительно к одному борту состояла из четырех опорных катков большого диаметра, двух поддерживающих роликов, ведущего колеса переднего расположения и направляющего – заднего.

Вооружение LT vz.38 было стандартным для легких танков 30-х гг. – малокалиберная пушка и пара пулеметов. В башне устанавливалась 37-мм полуавтоматическая пушка UV vz.38 фирмы "Шкода". Для стрельбы применялись снаряды двух типов – бронебойный (пробивал 50-мм цементированную броню на дистанции 500 м) и осколочный. Штатный боекомплект орудия – 90 выстрелов, в т.ч. 30 с бронебойными снарядами. Справа от пушки, в шаровой установке, монтировался 7,92-мм пулемет ZB vz.37. Он мог наводиться на цель самостоятельно от орудия или посредством специального штыря быть спаренным с ним. Второй пулемет такого же типа монтировался в шаровой установке в лобовом листе корпуса. Общий боекомплект пулеметов составлял 2700 патронов, треть из них – с бронебойными пулями.

Танк оборудовался приемо-передающей радиостанцией vz.37 с дальностью действия до 4 км, работающей только в телеграфном режиме. Танковое переговорное устройство отсутствовало, связь между механиком-водителем и командиром осуществлялась посредством световой сигнализации (три лампочки – красная, зеленая и синяя – и три кнопки. Для питания электрооборудования служил генератор мощностью 380 Вт и щелочные батареи NIFE (12 В, 100 А/ч).

Для вермахта

15 марта 1939 г. Чехия стала немецким протекторатом, а фактически – была оккупирована. Среди прочего, немцам достался и мощнейший военно-промышленный комплекс, потенциалом которого они не преминули воспользоваться. В частности, 2 мая комиссия Управления вооружений посетила фирму ČKD, подробно ознакомившись с реализуемыми проектами. Наибольший интерес вызвали танки LT vz.38, сборка первой партии которых (10 единиц) как раз была завершена. Тут же было решено продолжить изготовление этих танков для нужд вермахта. Первая партия – 150 машин, изначально заказанных Чехословакией – была полностью сдана к концу ноября. Машины, получившие обозначение Pz.Kpfw. 38(t) Ausf. А, отличались от исходного варианта лишь заменой чешской радиостанции на немецкую FuG 5, установкой танкового переговорного устройства на четыре абонента (световая система сигнализации сохранялась в качестве резервной), а также электрооборудованием «Бош» вместо «Сцинтилла».

Танки Pz.Kpfw. 38(t) Ausf. А успешно дебютировали в ходе польской кампании, что побудило командование вермахта продолжить сотрудничество с фирмой ВММ – как теперь именовалась ČKD. В декабре 1939 г. был оформлен заказ на 325 танков. В рамках его выпускались машины трех модификаций: Pz.Kpfw. 38(t) Ausf. В (110 единиц в январе-апреле 1940 г.), Ausf. С (110 в мае-августе 1940 г.) и Ausf. D (105 в сентябре-ноябре 1940 г.). На этих модификациях последовательно вносились некоторые усовершенствования: так, на Ausf. В заменили поручневую антенну более компактной штыревой, на Ausf. С толщину брони лобовой части корпуса довели до 40 мм.

Значительные изменения внедрили на модификации Pz.Kpfw. 38(t) Ausf. Е (275 машин, построенных с ноября 1940 г. по май 1941 г.). На них толщину лобовой части корпуса и башни довели до 50 мм (25 мм основной лист и 25 мм – экран), а бортов – до 30 мм. В результате масса машины увеличилась на тонну – с 9,15 т до 10,14 т. Это потребовало усиления рессор тележек подвески. С мая по октябрь 1941 г. заводские цеха покинули 250 танков Pz.Kpfw. 38(t) Ausf. F, отличавшихся от прежней модификации лишь мелкими деталями.

Строгий алфавитный порядок обозначения модификаций был нарушен в сентябре 1941 г., когда вермахт принял 90 танков TNH-Sv, первоначально предназначавшихся для Швеции. Эти машины получили обозначение Pz.Kpfw. 38(t) Ausf. S.

В сентябре 1941 г. фирма ВММ получила заказ ещё на 1000 танков, поровну распределенный между модификациями Pz.Kpfw. 38(t) Ausf. G и Ausf. Н. Планировалось выпускать эти машины вплоть до весны 1943 г. с максимальным месячным темпом 65 единиц. Однако свои коррективы в планы внесла суровая реальность войны: бои на Восточном фронте наглядно показали, что при столкновении с советскими Т-34, не говоря уж о «толстокожих» КВ танкам Pz.Kpfw. 38(t) уготована роль дичи. Их 37-мм пушочонки не могли пробить броню советских танков – и в то же время, сами Pz.Kpfw. 38(t) уверенно поражались снарядами советских 76,2-мм танковых орудий. Поэтому шасси Pz.Kpfw. 38(t) использовали для разрабатывавшихся в спешном порядке истребителей танков «Мардер», вооружавшихся 75-мм германскими либо 76,2-мм трофейными советскими пушками. Выпуск таких самоходок начался в марте 1942 г. и первоначально велся параллельно с базовыми танками. В итоге с октября 1941 г. по июнь 1942 г. выпустили только 306 Pz.Kpfw. 38(t) Ausf. G – остальные шасси этой модификации, равно как и все шасси Ausf. Н использовали для изготовления самоходок.

Танк Pz.Kpfw. 38(t) Ausf. G отличался упрощенной, более технологичной конструкцией корпуса и башни, что позволило уменьшить количество крепежа (болтов и заклепок). Кроме того, лобовые детали корпуса и башни теперь изготавливались из монолитного 50-мм бронелиста.

Последний танк Pz.Kpfw. 38(t) Ausf. G был выпущен заводом ВММ 20 июня 1942 г. Однако до декабря 1942 г. с использованием запасных частей и деталей, снятых с подбитых танков, собрали ещё 15 машин, представлявших собой нечто среднее между модификациями Ausf. Е и Ausf. G. Таким образом, общее количество выпущенных Pz.Kpfw. 38(t) достигло 1411 единиц. В дальнейшем, плоть до конца войны, шасси Pz.Kpfw. 38(t), подвергавшееся постоянному совершенствованию, использовалось для изготовления различных самоходных установок, суммарный объем выпуска которых существенно превысил производство базовых танков. Однако это уже тема для совершенно другого разговора.

Разведывательные танки

Но вернемся к нашим баранам, то бишь – разведывательным танкам. Опыт французской кампании наглядно показал, что для разведки нужна более специализированная машина, чем состоявшие в то время на вооружении вермахта легкие танки. Уже в июле 1940 г. департамент вооружений Генштаба предложил трем фирмам, выпускавшим легкие танки – MAN, ВММ и "Шкода" – разработать специальную гусеничную машину для разведки. К ней предъявлялись следующие требования:

- масса – порядка 12-13 т;

- толщина брони – 20-30 мм;

- скорость – не менее 50 км/ч;

- вооружение – пушка калибром 20-37 мм и пулемет.

Все три фирмы взяли за основу уже выпускавшиеся модели танков. MAN разрабатывал свой проект VK 1303 на основе Pz.Kpfw. II, "Шкода" в основу проекта Т-15 положила свой Pz.Kpfw. 35(t) (LT vz.35), ну а ВММ опиралась на хорошо отработанное шасси TNH-S. Проект пражской фирмы получил обозначение TNHnA (nAneue Аusfuhrung, т.е., "новый образец"). От исходного образца он отличался более мощным двигателем "Прага" NR (248 л.с.) и новой коробкой передач. Увеличение габаритов силовой установки вынудило увеличить размеры корпуса, также применили опорные катки увеличенного диаметра (810 вместо 755 мм). Полностью переделали башню, в которой установили 37-мм пушку "Шкода" А22 и спаренный с ней пулемет.

В конце 1940 г. все три компании получили заказы на пять опытных экземпляров разведывательного танка каждая. Первоначально предполагалось, что прототипы будут готовы к лету 1941 г., но из-за низкого приоритета программы создания разведывательного танка сроки были "сдвинуты вправо". Первые экземпляры VK 1303, Т-15 и TNHnA были отправлены на Куммерсдорфский полигон лишь в конце января 1942 г. В течение марта-апреля танки проходили интенсивные сравнительные испытания. Наиболее успешно их прошел TNHnA, сумевший преодолеть почти 4000 км без серьезных поломок. У Т-15 постоянно возникали проблемы с двигателем и трансмиссией, недоработанным оказался и VK 1303. 6-8 октября 1942 г. состоялся финальный тур сравнительных испытаний. Все три машины показали схожие результаты, но TNHnA превосходил конкурентов по надежности и, в то же время, был дешевле. Конкурсная комиссия рекомендовала принять на вооружение вермахта изделие фирмы ВММ, но, увы, не сложилось: руководство фирмы MAN, благодаря своим связям в Управлении вооружений, сумело "пробить" заказ на свой танк, принятый на вооружение под обозначением Pz.Kpfw. II Ausf. L "Лухс". Прототипы же TNHnA (машины несколько отличались по конструкции корпуса – сварной или клепаной – а также по толщине брони) использовались в качестве испытательных стендов. В частности, на одном из них в 1943 г. "обкатывали" дизель "Татра" Т-103, а на другом уже после войны испытывали 47-мм и 57-мм полуавтоматические пушки "Шкода".

В конечном итоге, жизнь подтвердила правоту членов конкурсной комиссии, оценивавшей разведывательные танки в октябре 1942 г.: Pz.Kpfw. II Ausf. L оказался чересчур сложным и дорогим в производстве. Поэтому уже в июле 1943 г. Управление вооружения вынуждено было "попросить прощения" у ВММ, заказав этой фирме новый разведывательный танк на базе агрегатов Pz.Kpfw. 38(t). По аналогии с семейством броневиков Sd.Kfz.231/233 предписывалось разработать два варианта, отличающихся вооружением: 20-мм пушка KwK 38 во вращающейся башне или 75-мм короткоствольное орудие в неподвижной рубке. Работы велись достаточно быстро: в сентябре 1943 г. военным представили деревянные макеты обеих машин, а в январе следующего года изготовили первые образцы – четыре с 20-мм пушками и два с 75-мм орудиями. Танки были не новыми – их переделали из "бывших в употреблении" Pz.Kpfw. 38(t). Сохранив ходовую часть и (в основном) конструкцию корпуса, машины получили новые моторы "Прага" ЕРА/2 мощностью 160 л.с., что потребовало переделать систему выхлопа. На танках с 20-мм пушками установили подбашенные коробки увеличенной ширины. Открытые сверху башни 2 cm Hangelafette 38 с 20-мм пушкой KwK 38 и 7,92-мм пулеметом MG 42 полностью заимствовали от бронеавтомобилей Sd.Kfz.234/1. Вариант с 75-мм орудием отличался только наличием вместо башни неподвижной рубки.

По итогам испытаний на вооружение приняли только вариант с 20-мм пушкой, получивший обозначение Aufklarungspanzer 38(t) и индекс Sd.Kfz.140/1. Серийные машины строились на основе шасси Pz.Kpfw. 38(t) Ausf. M, специально разработанном для противотанковых САУ "Мардер" и отличавшемся более мощным двигателем и новой коробкой передач ZF. Это позволяло Aufklarungspanzer 38(t) разгоняться на шоссе до 58 км/ч.

Aufklarungspanzer 38(t) оказался весьма удачной машиной, но изготовили их буквально горстку – 70 единиц (37 в феврале 1944 г. и 33 в марте). Роковым для судьбы разведывательного танка стало использование того же шасси, что и на истребителях танков – а такие машины были гораздо нужнее вермахту. Изготовленные Aufklarungspanzer 38(t) распределили по разведывательным батальонам нескольких танковых и панцергренадерских дивизий. Последние из них служили вплоть до конца войны.