Танки мира Танки мира
+7(495)230-06-83
Время работы: пн-пт c 10 до 18
worldtanks.vip@mail.ru
Priest

Priest

05.06.2014

Пантелеймон Омелянюк

Самоходная гаубица М7 "Прист"

Создание во время Первой мировой войны танка как принципиально нового средства вооруженной борьбы и последовавшие в межвоенные годы в различных странах опыты по развертыванию механизированных соединений со всей остротой поставили вопрос об обеспечении сравнимой с танком мобильности и защищенности для других родов войск. Прежде всего, это касалось артиллерии, призванной поддерживать танковые клинья в сражениях будущей войны. Вопрос создания самоходной артиллерии поднимался в работах исследователей – будь то теория "глубокой операции", или же концепция "блицкрига". Но до начала Второй мировой войны дальше создания не особо удачных опытных образцов дело не продвинулось. Уже во время войны вермахт обзавелся достаточно удачными САУ "Веспе" и "Хуммель" – но ими комплектовалось лишь по одному дивизиону в артполках танковых дивизий, в остальных по-прежнему были на вооружении буксируемые артсистемы. Первой же армией в мире, сумевшей сделать артиллерию своих танковых дивизий полностью самоходной, стала американская. И этому она обязана создателям героини нашего рассказа – самоходной гаубице М7.

Артиллерия для танкистов по-американски

В середине 30-х гг. в армии США появилось первое механизированное соединение – 7-я кавалерийская (механизированная) бригада, в состав которой вошли 1-й и 13-й кавалерийские полки, пересевшие с рысаков на "стальные кони" – танки. Артиллерия бригады состояла из 68-го дивизиона, состоявшего из двух батарей 75-мм буксируемых пушек. Возглавившему 7-ю бригаду в 1938 г. бригадному генералу Адне Чаффи, горячему энтузиасту танковых соединений, такая ситуация была не по нраву – душа хотела самоходок, способных не отставать от его любимых танков! Но не тут-то было – пушки проходили по другому ведомству. А в то время на руководящих постах в командовании артиллерии прочно засели "конники" вроде приснопамятного Буденного, считавшие, что "лошадь ещё свое слово скажет!". Они решительно протестовали не только против создания самоходной артиллерии, но и против перевода обычной, буксируемой артиллерии на механизированную тягу. Ключевыми аргументами "кавалеристов" были экономические – ведь однозначно тягач или шасси для самоходки были дороже упряжки лошадей.

Чаффи удалось-таки "пробить" разрешение на постройку опытного экземпляра САУ, получившей индекс Т3. Она представляла собой 75-мм полевую гаубицу, установленную на шасси легкого танка М1. Орудие монтировалось в закрытом корпусе, сверху которого имелась ещё и башенка с пулеметом. Однако испытания, проведенные в 1939 г., показали непригодность Т3 к службе. "Вот видите!" – восторжествовали "конники" – "Мы же говорили – напрасная трата денег!" Так бесславно завершилась первая попытка создать в США самоходку для поддержки танковых соединений.

Лишь опыт войны в Европе, а именно – польской и французской кампаний вермахта, наглядно показал американским военным, что залогом успеха в войне теперь является наличие и грамотное применение бронетанковых соединений. Уже 10 июля 1940 г. было создано командование бронетанковых войск (возглавил его повышенный в звании до генерал-майора Чаффи), а 15-го началось формирование 1-й и 2-й бронетанковых дивизий. Правда, поначалу главное внимание командования было обращено на комплектование дивизий танками. Артполки же оставались вооруженными буксируемыми орудиями, хотя и на мехтяге.

Очередь до артиллерии дошла лишь 15 августа 1941 г., когда командование бронетанковых войск возглавил генерал-майор Джейкоб Деверс (Чаффи заболел раком и вскоре умер). Сам будучи выходцем из артиллерии, Деверс стал инициатором создания бронированной самоходной артиллерийской установки, предназначенной для артполков бронетанковых дивизий. А дальше события завертелись в головокружительном темпе…

Прототипы

Требования к самоходному орудию были выданы в октябре 1941 г. Предполагалось, что самоходки будут уничтожать узлы сопротивления (прежде всего – позиции противотанковых орудий) на пути танков и мотопехоты. С выбором артсистемы проблем не было – ею стала 105-мм гаубица М2А1, достаточно современное и мощное орудие дивизионной артиллерии. Чуть дольше провозились с выбором шасси. Сначала попробовали водрузить гаубицу на шасси полугусеничного бронетранспортера. Опытный образец такой САУ, получившей обозначение Т19, был готов уже в ноябре 1941 г., а в январе следующего года самоходку запустили в серию. До апреля 1942 г. успели изготовить 324 САУ – и на этом остановились. Дело в том, что Т19 оказалась далеко не идеальной: орудие на ней монтировалось практически открыто, а проходимость перегруженного шасси оставляла желать лучшего. В итоге, Т19 приняли лишь как "ограниченный стандарт", и самоходка не получила привычного для серийных машин индекса "М". Тем не менее, создание и выпуск в краткий срок партии Т19 позволило полностью укомплектовать САУ артиллерийские части 1-й и 2-й бронетанковых дивизий. Поступали такие самоходки и в роты полковых орудий некоторых пехотных дивизий (такая рота имела тяжелый взвод с парой Т19 и два легких – каждый с двумя 75-мм самоходными гаубицами Т30, также на шасси полугусеничного БТР).

Более подходящим для артиллерии бронетанковых дивизий признали шасси среднего танка М3. Естественно, корпус пришлось переделать, лишив танк башни и крыши. Гаубицу установили в передней части корпуса, сместив немного вправо от продольной оси.

Два прототипа САУ, получившей обозначение Т32, заказали фирме "Болдуин Локомотив Уоркс". Первый из них вышел на испытания в январе 1941 г., а уже в начале февраля успешно выполнил тестовую программу – как ходовую, так и стрельбовую. Самоходку признали в целом подходящей для бронетанковых соединений, порекомендовав, правда, внести несколько изменений. Их реализовали на втором прототипе. В частности, для облегчения обслуживания орудия уменьшили на 28 см высоту бортовых листов бронерубки, одновременно увеличив высоту лобового листа на 7,6 см. Угол возвышения ограничили 35° против изначальных 65°, что позволило понизить силуэт самоходки. Более рациональная организация боеукладки позволила увеличить возимый боекомплект с 44 до 57 выстрелов. Наконец, в правом переднем углу рубки смонтировали кольцевую турель для 12,7-мм зенитного пулемета.

Серийное производство

Заказ на первую партию Т32, составившую, ни много, ни мало – 600 единиц (американцы не любят мелочиться) получила фирма "Америкен Локомотив Компани" (АЛКО) из Скенектеди, штат Нью-Йорк. Первые две серийные САУ были готовы уже в конце марта 1942 г. 6 апреля их доставили на Абердинский полигон, и после цикла испытаний САУ официально приняли на вооружение под индексом М7 (полное обозначение – 105 mm Howitzer Motor Carriage M7, т.е. "105-мм гаубица на моторном шасси М7").

В ходе серийного производства в конструкцию М7 вносили изменения. В частности, уже в начале мая за счет уплотнения компоновки боевого отделения удалось втиснуть в него дополнительные 12 выстрелов. В начале лета ввели новую плиту моторного отделения, изменив расположение глушителей и фильтров воздухозаборников двигателя. А в декабре 1942 г. на САУ вместо трансмиссии производства "Айова Трансмишин Компани" начали устанавливать аналогичный узел выпуска фирмы "Катерпиллер". Это отразилось на внешнем виде машины – она получила монолитную нижнюю носовую часть корпуса вместо составной (из трех частей). В то же время в ходовой части некоторые элементы от танка М3 были заменены более новыми – от М4.

В общей сложности до конца 1942 г. фирма АЛКО изготовила 2028 САУ М7, а в январе-августе 1943 г. – ещё 786 установок, что в сумме дало 2814 самоходных гаубиц. Этого количества с избытком хватало для американской армии – даже осталось и для поставок союзникам. Однако в конце 1943 г. было решено возобновить выпуск М7 – они требовались для формируемых новых танковых дивизий, а также для восполнения боевых потерь и списания по износу. Для САУ нового выпуска, получившей обозначение М7В1, использовали шасси не от танка М3, а от "Шермана" – М4А3. Соответственно, другой была и силовая установка – мотор "Форд" автомобильного типа вместо приспособленного под установку на бронетехнике авиационного двигателя "Континентал". Среди других внесенных изменений отметим увеличение толщины днища корпуса с 13 мм до 25-38 мм – для повышения противоминной стойкости.

Производство М7В1 на фирме АЛКО началось в марте 1944 г. До октября здесь построили ровно 500 таких самоходок. Кроме того, одновременно они были внедрены в производство на заводе "Прессед Стил Кар Компани" (Питтсбург, шт. Пенсильвания), выпустившим в общей сложности 726 самоходок: 664 в марте-декабре 1944 г. и 162 – в январе-феврале 1945 г. Но и на этом одиссея М7В1 не окончилась: производство передали на предприятие "Федерал Мэшин энд Уэлдер" (Уоррен, шт. Огайо), как раз завершившее производство "Шерманов". Этот завод в феврале-мае 1945 г. выпустил 176 самоходок, после чего производство окончательно прекратилось. Таким образом, изготовили 1502 М7В1, а общий итог выпуска САУ М7 составил 4316 единиц (включая два прототипа).

Ещё одна модификация – М7В2 – появилась в ходе войны в Корее. Опыт первых боев в этой стране показал, что угол возвышения в 35°, которого вполне хватало для боев на равнинах Северной Африки или в Западной Европе, является отнюдь недостаточным для гористой Кореи. Поэтому армейские мастерские в Токио доработали 127 САУ М7В1, увеличив угол возвышения до 65°. Попутно пришлось и поднять основание для пулеметной турели, чтобы сохранить возможность кругового обстрела пулемета.

Британский "кузен"

Одним из первых эксплуатантов САУ М7 стала армия Великобритании. Уже в середине 1942 г. 90 таких самоходок отправили в Египет для вооружения частей 8-й армии. Именно в Великобритании САУ получила наименование "Прист" (Priest) – "священник". Как считается, оно было присвоено из-за характерной формы возвышения с пулеметной турелью, напоминающей кафедру в англиканской церкви. В общей сложности британцы заказали аж 5500 САУ, но реально получили значительно меньше – 832 единицы (497 в 1942 г. и 285 в 1943-м). С одной стороны, самоходки были нужны и самим американцам. С другой – англичане с прохладцей относились к "Присту", поскольку эта САУ использовала нестандартные для британцев 105-мм боеприпасы. Они стремились получить самоходку со стандартной 25-фунтовкой – 87,6-мм пушкой-гаубицей. Американцы пошли было навстречу, изготовив в июле 1942 г. прототип Т51 – по сути, стандартную М7, в которой 105-мм гаубица была заменена 25-фунтовкой. Но в серию эта машина не пошла – руководство США сочло нецелесообразным загружать производственные линии такими машинами, предлагая британцам "брать, что дают" – то есть, "Присты". Выход был найден в использовании промышленной базы северного соседа Соединенных Штатов – Канады. С июля 1941 г. здесь, на заводе "Монреаль Локомотив Уоркс", производился средний танк "Рам" – существенно переработанный под британские стандарты американский средний танк М3. На его основе и создали самоходное орудие, получившее обозначение "Секстон" (Sexton) – "Пономарь".

САУ "Секстон" получила открытую сверху просторную бронированную рубку. Прямоугольная в плане, она походила на рубку "Приста", но отличалась отсутствием надстройки с пулеметной турелью, поэтому вместо турельного крупнокалиберного пулемета в состав вооружения "Секстона" ввели два ручных пулемета "Брен", перевозившихся внутри САУ, а в случае необходимости устанавливавшихся на кронштейнах. Другим отличием стало расположение механика-водителя, "унаследованное" от "Рама" – по-британски, справа. Также в отличие от американского прототипа "Секстон" получил дополнительное прикрытие орудия – своеобразные "щеки" по обоим бокам. Существенно по сравнению с американской САУ возрос боекомплект – с 69-ти до 112-ти выстрелов (в т.ч. 16 бронебойных, остальные – осколочно-фугасные и дымовые). Основная часть боекомплекта находилась в специальных укладках под съемными панелями пола боевого отделения. А вот состав расчета по сравнению с М7 сократили с 7 до 6 чел. – британцы сочли, что механик-водитель вполне может справиться с управлением САУ самостоятельно, без помощника, предусмотренного американским штатным расписанием.

Артиллерийскую часть пушки-гаубицы для установки в САУ пришлось несколько модифицировать. В частности, для обеспечения требуемого угла возвышения в 40º длину отката орудия уменьшили с 914 до 508 мм.

Производство "Секстонов" развернулось в начале 1943 г., и уже к концу года сдали 424 САУ. Самоходки изготавливались в Монреале, а артиллерийские части производил завод в г. Сорель. Общий объем производства, завершившегося в конце 1945 г., составил 2150 единиц. Часть САУ выполнили в варианте машин управления огнем – в таком варианте орудии отсутствовало, а вместо него в рубке установили вторую радиостанцию, столы для работы с картами и прочее необходимое оборудование.

Интересно, что стоил "Секстон" существенно дороже "Приста": 20 тыс. фунтов стерлингов против 15 тыс. (в долларах – соответственно, 73 тыс. и 56 тыс.).

Самоходки "Секстон" оказались весьма удачными боевыми машинами. В британской армии они прослужили до конца 50-х гг., и были заменены 105-мм САУ "Эббот". Гораздо дольше "Секстоны" применялись в армиях Индии, Италии, Португалии и ЮАР.

Организация артиллерийских частей

Согласно штатам американской бронетанковой дивизии, введенным в 1943 г., вся их артиллерия состояла из САУ М7. Дивизия располагала тремя дивизионами таких самоходок (в американской армии они именовались "батальонами", но мы будем пользоваться принятой в русскоязычной литературе терминологией). Каждый из них состоял из трех шестиорудийных батарей – таким образом, дивизия располагала 54 САУ. Количество артдивизионов в дивизии равнялось количеству танковых и мотопехотных батальонов – и тех, и других было по три. В бою дивизия формировала три боевых командования (Combat Command) – А, В и С, каждое из которых в типовом варианте включало танковый и мотопехотный батальоны и артдивизион. Но в зависимости от обстановки, складывающейся на фронте, он мог варьироваться.

При штабе бронетанковой дивизии имелось командование артиллерии, насчитывающее 19 офицеров и 99 сержантов и рядовых. Даже если артдивизионы придавались боевым группам, командование артиллерии распределяло цели для подавления, а также координировало огневую поддержку штатной и приданной артиллерией. Для корректировки огня командование артиллерии располагало даже парой легких самолетов – как правило "Пайпер" L-4 "Грассхопер".

Все три артдивизиона имели одинаковую структуру. Они состояли из батареи управления, трех огневых батарей и батареи обслуживания. Батарея управления имела взвод обеспечения управления, взвод артиллерийской разведки и взвод снабжения. Взвод артиллерийской разведки располагал тремя танками М4 "Шерман", дополнительно оборудованными радиостанциями SCR-600, приспособленными для работы в сетях радиосвязи артиллерии. Танки служили в качестве передовых пунктов наблюдения. Кроме того, во взводе было и два легких самолета, но обычно все самолеты артиллерии дивизии – и управления, и дивизионов – использовались централизованно, с одного аэродрома.

Каждая огневая батарея состояла из шести расчетов и четырех секций: штабной, управления огнем, разведывательной и снабжения боеприпасами. Помимо шести самоходок, в огневой батарее было семь полугусеничных БТР М3 – один в разведывательной секции и по два во всех других секциях, а также восемь одноосных прицепов для боеприпасов (по одному буксировали каждая самоходка, а ещё два – бронетранспортеры секции снабжения боеприпасами). В батарее обслуживания имелся ремонтный взвод, транспортный взвод и взвод снабжения.

В общей сложности дивизион насчитывал 565 чел. личного состава (31 офицер и 534 сержанта и рядовых). Помимо 18 САУ М7, в нем имелось три танка М4, 30 полугусеничных БТР М3, две БРЭМ М32 (на шасси средних танков М3), 33 одноосных прицепа для перевозки боеприпасов М8 или М10, 21 "джип", четыре 0,75-т автомобиля "Додж" (в т.ч. два санитарных) и 25 2,5-тонных грузовиков GMC.

В общей сложности за время войны в армии США было сформировано 67 дивизионов САУ М7: 48 в составе бронетанковых дивизий и 19 отдельных. 62 из них воевали на Европейском ТВД (включая и Северную Африку); на Тихоокеанском ТВД действовало только 5 отдельных дивизионов. Помимо этого, делались попытки вооружить М7 роты пехотных орудий в пехотных полках, но по итогам боев в Тунисе и Италии их перевооружили буксируемыми гаубицами М3, признанными более удобными для поддержки пехоты.

В британской армии организация самоходно-артиллерийских частей была несколько отличной: основной единицей являлся не дивизион, а полк, состоящий из трех огневых батарей (в каждой – два взвода по четыре САУ). Таким образом, полк располагал 24 самоходками. В британской бронетанковой дивизии самоходками, как правило, вооружался только один полка – два других артполка сохраняли буксируемые системы.

В вооруженных силах Свободной Франции, получивших по ленд-лизу 283 САУ М7 (плюс ещё некоторое количество было передано непосредственно из американских соединений во время боев на территории Франции) организация самоходно-артиллерийских частей в основном соответствовала американской – с той лишь разницей, что они именовались не дивизионами, а полками.

Боевое применение

Первыми боевое крещение прошли не американские, а британские "Присты". 3 сентября 1942 г. в Суэц прибыли первые М7, а к концу месяца их количество в Египте достигло 90. Первой частью, получившей такие самоходки, стал 11-й полк (Почетная артиллерийская рота) Королевской конной артиллерии, входивший в состав 1-й бронетанковой дивизии. 24 октября 1942 г. его батареи, приданные танковым полкам, поддерживали удар у Эль-Аламейна. Опыт применения САУ признали весьма удачным – они обеспечивали подвижным частям гораздо более эффективную и, главное, своевременную поддержку. После Эль-Аламейна британцы развернули перевооружение самоходками всех артиллерийских частей своих БРТД.

Американцы, "отдав все лучшее детям" (то есть, британцам) к моменту высадки в Северной Африке в ноябре 1942 г. ещё не успели завершить перевооружение собственных частей – к примеру, все три дивизиона 1-й БРТД пошли в бой ещё на САУ Т19. Наиболее активно на М7 воевала 5-я группа самоходной артиллерии (три дивизиона), прибывшая в Марокко в январе 1943 г. и вошедшая в состав артиллерии 2-го корпуса. В марте она совершила марш протяженностью почти 2000 км от Касабланки до Туниса, дебютировав в бою в ходе наступления на Макнасси, а затем участвовала в боевых действиях вплоть до капитуляции остатков германо-итальянских войск в Тунисе.

В операции "Хаски" (высадке на Сицилии в июле 1943 г.) участвовали три дивизиона М7 из 2-й БРТД, а также два британских полка – 11-й и 98-й, действовавшие в качестве корпусной артиллерии. В последующем в боях на территории континентальной Италии действовала лишь одна американская бронетанковая дивизия – 1-я, с тремя штатными дивизионами М7. Здесь же воевало и несколько отдельных дивизионов таких самоходок – например, 69-й, приданный 3-й пехотной дивизии во время высадки у Анцио. Также в Италии участвовали в боях семь британских полков, вооруженных "Пристами", один канадский и один южноафриканский.

Во время высадки в Нормандии 6 июня 1944 г. в первом эшелоне действовало два отдельных дивизиона М7 5-го корпуса, поддерживавшие высадку на участке "Омаха". В ходе подготовки к высадке их расчеты, в частности, тренировались вести огонь с борта десантных плашкоутов типа LCT. 9 июня началась высадка 2-й БРТД со штатными самоходками, 24-го – 3-й. В июле во Францию прибыли 4-я, 5-я и 6-я БРТД, а затем и другие соединения. В общей сложности во Франции и Западной Германии воевали 15 американских бронетанковых дивизий – каждая с тремя дивизионами М7.

По состоянию на 20 июня 1944 г. количество самоходок М7 в американских соединениях на Европейском ТВД составляло 489 единиц. Три месяца спустя это количество возросло до 663, а 20 декабря – 1123 единиц. В дальнейшем вплоть до конца войны оно оставалось на уровне, превышающем 1000 единиц. Естественно, вермахту было трудно противостоять – если учесть, что аналогичных по назначению САУ "Веспе" выпустили всего 676, а к моменту высадки союзников в Нормандии в немецких танковых дивизиях на Западе находилось только 60 самоходных гаубиц.

Потери среди САУ по определению были ниже, чем, например, среди танковых частей. Например, в 6-й БРТД 69 % САУ, с которыми дивизия в июле 1944 г. высадилась во Франции, благополучно довоевали до мая 1945 г. – а из танков "Шерман" до Победы дошли только 4 %. Общие потери американских М7 с июня 1944 г. по май 1945 г. составили 240 единиц, причем львиная доля – 105 (практически, шесть дивизионов) – пришлась на декабрь 1944 г., когда пришлось отражать наступление в Арденнах. А вот в январе и феврале 1945 г. потери вообще равнялись нулю!

Британские самоходно-артиллерийские полки (а также канадские и польские части) к моменту высадки в Нормандии были в значительной мере перевооружены "Секстонами". Однако канадская 3-я пехотная (не танковая!) дивизия, высаживавшаяся на участке "Джюно", имела целых четыре полка "Пристов", а британскую дивизию с тем же номером (тоже пехотную), десантировавшуюся на пляже "Сворд" поддерживали три полка таких самоходок. Однако уже к концу июля 1944 г. "Присты" были сняты с вооружения. Командир 2-го канадского корпуса Гай Симондс, как человек хозяйственный, быстро нашел им применение, распорядившись переделать в бронетранспортеры. Соответствующий поступил в ремонтные мастерские корпуса вечером 31 июля. Уже к 5 августа Симондс хотел получить не менее 60 бронетранспортеров – по 30 для каждой из двух своих пехотных дивизий. В мастерских закипела работа – из самоходок безжалостно выкидывали орудия, прицелы, боеукладки… Амбразура орудия заваривалась броневым листом. Такой БТР помимо механика-водителя способен был вместить 10 пехотинцев в полном снаряжении. К утру 6 августа было готово 72 "Попа-расстриги" ("unfrocked Priest") – так прозвали переделанные самоходки острые на язык солдаты (официально они получили название "Кенгуру"). Первый опыт применения БТРов в бою 8 августа показал вполне предсказуемые результаты – уровень потерь пехотных частей существенно снизился. В итоге, в конце августа был сформирован 1-й канадский эскадрон БТР, располагавший 55 "Кенгуру", а в Англии развернулись работы по аналогичной конверсии 500 канадских танков "Рам". В октябре 1944 г. началась переделка 102 "Пристов" в бронетранспортеры в Италии.

Весьма ограниченным было применение САУ М7 на Тихоокеанском ТВД. Бронетанковые дивизии здесь не воевали. Было развернуто лишь пять отдельных дивизионов М7, и только трем из них довелось поучаствовать в боях на Филиппинах в 1944-1945 гг. В отличие от Европейского ТВД, на Тихоокеанском американские пехотные дивизии сохраняли самоходные артустановки в своих полковых ротах пехотных орудий. "Тихоокеанский" штат предусматривал наличие в такой роте тяжелого взвода с парой М7 и двух легких – с двумя 75-мм самоходными орудиями М8. В 1944 г. была проведена реорганизация – теперь рота вооружалась только М7 (шесть единиц).

Периодом наиболее интенсивного применения самоходок М7 на Тихом океане стала кампания на о. Лузон в январе-феврале 1945 г. Здесь помимо прямого назначения, самоходные гаубицы показали себя и эффективным противотанковым средством, успешно отражая атаки частей японской 2-й танковой дивизии.

Помимо армейских частей, на Тихом океане некоторое количество САУ М7 использовала и морская пехота США. В 1942-1944 г. в противотанковых подразделениях полков морской пехоты использовались самоходки М3 – 75-мм пушки М1897, установленные на шасси полугусеничных бронетранспортеров. Однако для разрушения полевых укреплений – главных целей, с которыми приходилось иметь дело морпехам – они не годились. Поэтому в 1944 г. в штат полков морской пехоты ввели по четыре самоходные гаубицы М7. В Корпусе морской пехоты эти системы классифицировались как "самоходные установки" – SPM (Self Propelled Mount), но сами морпехи окрестили их "осадными орудиями" ("siege guns"). Впервые в рядах морской пехоты М7 пошли в бой летом 1945 г. на Окинаве.

Кроме американцев, против японцев на М7 воевали и британцы: в 1944-1945 гг. в составе 14-й армии, действовавшей в Бирме, на "Пристах" сражался 18-й полевой артполк.

Окончание Второй мировой войны не означало конец карьеры М7. В составе американской армии такие самоходки приняли участие в войне в Корее в 1950-1953 гг., после чего были сняты с вооружения. Некоторое количество передали союзникам – например, новообразованному бундесверу в 1956 г. А в составе армии обороны Израиля М7 участвовали в арабо-израильских конфликтах, включая войны 1967 и 1973 гг.

Краткое описание САУ М7

Корпус САУ сварной из катанных бронеплит, с открытым сверху боевым отделением. Толщина лобовой брони в нижней части – 51 мм, в верхней – 108 мм. Борта имели толщину 38 мм, корма и крыша моторного отсека – 13 мм. Днище толщиной 13 мм в задней части и 25 мм – в передней, под боевым отделением.

В передней части корпуса находилось трансмиссионное отделение с коробкой передач и механизмом поворота, за ним – боевое, совмещенное с отделением управления. В его передней части располагались рабочие места механика-водителя и его помощника. Командир находился справа от орудия, и в случае необходимости вел огонь из турельного пулемета. Два наводчика размещались справа и слева, один обслуживал механизм вертикальной наводки, другой – горизонтальной. Наконец, в кормовой части боевого отделения находились рабочие места двух заряжающих. Таким образом, расчет САУ состоял из семи человек.

Главное оружие М7 – 105-мм гаубица М2А1. Орудие представляло собой модификацию соответствующей буксируемой системы и отличалось простой и рациональной конструкцией, приспособленной для условий массового производства. Ствол длиной 22 калибра имел 34 правосторонних нареза; шаг нарезов – 20 калибров. Затвор горизонтальный клиновой. Противооткатные устройства гидропневматические. Длина отката – 110 см. Дульный тормоз отсутствовал. Вес ствола с затвором составлял 483 кг.

Заряжание полуунитарное. Имелось семь переменных зарядов. Вес метательного вещества в первом заряде составлял 238,42 г, в седьмом – 1241 г.

Максимальная дальность стрельбы М2А1 превышала 11 км, но в самоходном варианте из-за ограничения угла возвышения составляла 10050 м. Для прицеливания служил телескопический прицел М4 и перископический М16, а также панорама М12А2.

Основным типом боеприпасов являлся осколочно-фугасный снаряд М1, весивший 14,97 кг и снаряженный 2,18 кг взрывчатого вещества (тротил либо смесь тротила с аматолом). Масса выстрела с таким снарядом составляла 19,08 кг, начальная скорость снаряда – 472 м/с.

Хотя борьба с танками не являлась приоритетной задачей самоходной гаубицы, для самообороны в её боекомплект включили бронебойный (кумулятивный) снаряд. Весил этот снаряд 13,25 кг, а снаряжался 1,33 кг смеси пентрита с тротилом. Масса выстрела с таким снарядом составляла 16,71 кг. Начальная скорость была гораздо меньшей, чем у осколочно-фугасного снаряда – всего 381 м/с. Но, несмотря на это, на дистанции 1800 м такой снаряд пробивал броню толщиной 102 мм.

В боекомплект САУ входило также несколько типов дымовых снарядов. В частности, М84 снаряжался хлоридом цинка, WP M60 – белым фосфором, FS M60 – триоксидом серы. "На всякий случай" предусмотрели и возможность применения химического снаряда Н М60, начиненного ипритом (масса отравляющего вещества – 1,44 кг). Наконец, для учебных целей применялся снаряд-болванка (без взрывчатого вещества) М1(Practice).

Возимый боекомплект САУ состоял из 69 выстрелов (для сравнения – возимый боекомплект немецкой 105-мм самоходной гаубицы "Веспе" состоял всего из 32 выстрелов). Штатный режим огня предусматривал восемь выстрелов в течение первых 90 секунд, четыре выстрела в минуту в последующие четыре минуты и три выстрела в минуту – в течение ещё десяти минут. Таким образом, за какие-нибудь четверть часа гаубица могла выпустить 54 снаряда, после чего требовался перерыв в ведении огня.

Вспомогательное вооружение САУ состояло из 12,7-мм пулемета "Браунинг" М2НВ, установленного на кольцевой турели в передней части боевого отделения справа, над местом командира орудия. Боекомплект пулемета – 300 патронов в шести лентах, уложенных в коробки.

Силовая установка САУ в базовой модификации М7 состояла из 7-цилиндрового радиального мотора воздушного охлаждения "Райт" R-975C1 "Уирлуинд". Этот авиационный двигатель, адаптированный для установки на бронетехнике, выпускала "Континентал Моторс" в Брукли Аэроплекс (предместье г. Мобил, шт. Алабама). Адаптация, в частности, состояла в установке системы принудительного охлаждения с большим вентилятором. Максимальная мощность R-975C1 составляла 400 л.с. (при 2400 об./мин), максимальная продолжительная – 340 л.с. (2100 об./мин). Рабочий объем двигателя – 15,945 л.

На варианте М7В1 устанавливался 8-цилиндровый V-образный мотор жидкостного охлаждения "Форд" GAA рабочим объемом 18,025 л и мощностью 450 л.с. (2600 об./мин), комплектовавшийся карбюратором "Стромберг" NA-Y5-G.

Топливная система, как на М7, так и на М7В1, состояла из четырех баков в моторном отсеке (общей емкостью 662 л), двух баках на перегородке между моторным и боевым отделениями (по 112 л) и двух дополнительных баках в спонсонах корпуса емкостью по 219 л. В сумме это давало 1324 л, которых хватало на всего 200 км езды по дорогам с твердым покрытием. Максимальная скорость при этом достигала 40 км/ч.

В американском исполнении самоходка была лишена каких-либо средств связи – как внутренней, так и внешней. При движении управление колонной осуществлялось при помощи радиостанций, установленных на машинах управления, а подача сигналов на САУ – флажками либо фонариками. На позиции же попросту прокладывался полевой кабель (каждая самоходка имела телефонный аппарат). Британцы на всех переданных им "Пристах" сочли нужным смонтировать УКВ радиостанции № 19 – даже ценой некоторого сокращения боекомплекта.

САУ могла буксировать одноосный прицеп с дополнительным боекомплектом. Ранняя модель М8, принятая на вооружение в сентябре 1942 г., была бронированной и вмещала 42 выстрела. В 1942-1943 гг. выпустили 5570 таких прицепов. В 1944 г. начался выпуск прицепа М10 – такой же вместимости, но небронированного, более удобного в обращении и позволяющего перевозить вместо снарядов другие грузы. Изготовили около 7000 М10.