Танки мира Танки мира
+7(495)230-06-83
Время работы: пн-пт c 10 до 18
worldtanks.vip@mail.ru
Neubaufahrzeug

Neubaufahrzeug

25.03.2014

Пантелеймон Омелянюк

Nb.Fz.

Успехи Германии в области танкостроения в годы Первой мировой войны были достаточно скромны. Полторы дюжины изготовленных тяжелых танков A7V не шли ни в какое сравнение с сотнями британских "ромбов" или тысячами французских "рено" – причем не только в количественном отношении, но и в качественном. Лишь к самому концу войны немецким инженерам удалось создать несколько проектов достаточно прогрессивных в техническом отношении боевых машин. Некоторые из них даже удалось воплотить в металл, но поучаствовать в боях они не успели. После войны, несмотря на экономические трудности, удалось даже наладить серийный выпуск легких танков LK-II, собрав более двух десятков экземпляров – правда, не для собственной армии, а на экспорт, для Швеции и Венгрии. Хотя Версальский договор запрещал иметь танки "как класс", работы в этой области продолжались и в веймарской Германии – естественно, втайне от государств-победителей. Правда, из-за выплат репараций и жесточайшего экономического кризиса практические разработки пришлось заморозить на несколько лет, но эта пауза позволила теоретикам из Бюро вооружений Сухопутных войск разработать требования к перспективным боевым машинам.

"Большой трактор"

Концепция, разработанная в Германии, предусматривала создание танков двух классов: легких, быстроходных и маневренных, а также тяжелых, предназначенных для поддержки более легких машин. Тяжелый танк должен был весить порядка 20 тонн. В 1925 г. трем фирмам – "Рейнметалл-Борзиг", "Крупп" и "Даймлер-Бенц" – выдали заказы на разработку таких боевых машин. Естественно, все работы следовало вести в обстановке глубокой секретности, поскольку они явно нарушали положения Версальского договора. Поэтому разработка тяжелого танка первоначально осуществлялась под шифром "Armeewagen 20" – "Армейская повозка образца 1920 г.", но вскоре его сменили на более подходящее обозначение "Grosstraktor" – "Большой трактор". В конструкции тяжелых танков следовало применить новейшие достижения в области вооружения, ходовой части, силовых установок, броневых сталей, средств связи. А вот решение задач проходимости по изрытому воронками полю боя виделось вполне в свете опыта Первой мировой войны: гусеницы должны были полностью охватывать корпус танка, как и у английских "ромбов". После необходимых согласований требования к "Большому трактору" конкретизировались. Теперь его массу следовало ограничить 15 тоннами – то есть, из тяжелого класса танк фактически переместился в средний. Силовая установка и ходовая часть должны были обеспечить весьма приличную для танков межвоенного периода максимальную скорость в 40 км/ч. Требования по преодолеваемым препятствиям были следующими: высота вертикальной стенки – 1 м, уклон - 30°, глубина брода – 0,8 м (в идеале танк хотели сделать плавающим, но в ходе проработки проекта от этого требования пришлось отказаться). Давление на грунт не должно было превышать 0,5 кг/кв. см, что требовало достаточно большой опорной поверхности гусениц. Длина танка получалась в пределах 6 м, высота не должна была превышать 2,4 м. Вооружение – 75-мм пушка с длиной ствола 24 калибра в большой башне и до четырех пулеметов, один из которых спарен с пушкой, другой установлен в малой башне, а остальные – в корпусе. Решение разместить главное вооружение в башне было весьма прогрессивным, и в этом отношении немцы определили главную тенденцию, не замеченную в других странах, отдававших предпочтение казематной установке пушек с ограниченными углами наведения в корпусе танка (например, французский В1 или американский средний М3).

Каждая из фирм, участвовавших в проекте, должна была построить по два прототипа, не являвшиеся танками в строгом смысле этого слова – их корпуса следовало выполнить из мягкой (неброневой) стали толщиной 6-14 мм. Работы предполагалось завершить в 1929-1930 гг. Бюро вооружений с самого начала работ над танками нового поколения требовало от фирм-разработчиков максимальной стандартизации – в итоге все модели "Гросстрактора" получились даже внешне очень похожими друг на друга. Например, танки фирм "Рейнметалл" и "Даймлер-Бенц" имели одинаковые башни (большие и малые) разработанные первой из них, "Рейнметалл" и "Крупп" – однотипные двигатели. Компоновка "больших тракторов" также была аналогичной. В передней части находилось отделение управления с рабочими местами механика-водителя и его помощника. Вопрос улучшения обзора для этих членов экипажа немецкие конструкторы решили достаточно оригинально, водрузив на крышу отделения управления две отдельные цилиндрические рубки со смотровыми щелями. Они возвышались над верхними ветвями гусениц, благодаря чему удалось обеспечить сносное поле обзора не только вперед, но и по бокам. С другой стороны, общаться между собой и с другими членами экипажа механику-водителю и его помощнику было затруднительно – ведь их головы находились в металлических "котелках", а сведения об оборудовании "гросстракторов" хоть каким-то подобием танкового переговорного устройства отсутствуют.

За отделением управления располагалось боевое, увенчанное конической трехместной башней. Как видим, немецкие специалисты уже в середине 20-х гг. оценили пагубность совмещения функций членов экипажа танка. Поэтому в боевом отделении разместили наводчика, заряжающего и командира, освобожденного от выполнения других задач, кроме наблюдения за полем боя и руководства действиями экипажа. В других странах понимание необходимости такого разделения функций пришло гораздо позже – стоит вспомнить одноместные башни французских танков R35 и Н35 или же двухместные – советского Т-34-76 и многих других его "сверстников".

Главное вооружение "гросстрактора" состояло, как и предусматривалось заданием, из короткоствольного 75-мм орудия. Впрочем, короткоствольным его можно назвать разве что по отношению к боевым машинам 40-х годов, а за два десятилетия до этого, когда бронебойные качества танковых пушек отнюдь не были их главной характеристикой, длина ствола в 24 калибра считалась вполне приемлемой. В танках фирм "Рейнметалл" и "Даймлер-Бенц" (как мы уже говорили, их башни были идентичными) угол вертикальной наводки орудия составлял от -12° до +60°, а боекомплект – 104 снаряда. Угол наводки и боекомплект пушки "большого трактора" фирмы "Крупп" неизвестны, но, вероятно, они были близкими. На одном из танков "Даймлер-Бенц" предусматривалась установка 105-мм гаубицы, но, вероятно, эта идея на практике реализована не была. В одной качающейся установке с пушкой, справа от неё, монтировался пулемет.

На крыше башни монтировались два поворотных перископических прибора наблюдения – решение довольно прогрессивное для времен, когда стандартом считались смотровые щели. Интересно, что привычных для танков более поздних времен люков в крыше башни ни на одном из "гросстракторов" не было – лишь эвакуационный люк в кормовой части. Для входа и выхода экипажа служили двери в бортах корпуса.

В средней части корпус находилось моторно-трансмиссионное отделение. Все "большие трактора" оборудовались 6-цилиндровыми рядными бензиновыми моторами с авиационной "родословной". На машинах фирмы "Даймлер-Бенц" установили двигатели "Мерседес" D.IVa (260 л.с.), а на танках двух других фирм – BMW Va (250 л.с.). Последние два варианта "гросстрактора" имели и унифицированную пятискоростную коробку передач.

В корме всех вариантов "гросстрактора" находился пулеметный отсек с одноместной башней конической формы. Пулеметчик попадал на свое рабочее место через люк в крыше башни. Таким образом, пулеметное вооружение немецких танков было ограничено всего двумя стволами – в то время, когда для средних и тяжелых машин нормой считались более многочисленные пулеметные установки. В общей сложности экипаж "большого трактора" насчитывал шесть человек.

При всей внешней идентичности "больших тракторов", в деталях они все-таки отличались. Наиболее серьезными являлись различия в ходовой части. Конструкторский коллектив фирмы "Даймлер-Бенц", возглавляемый Фердинандом Порше, выбрали схему, состоящую (применительно к одному борту) из 16 спаренных опорных катков малого диаметра, сблокированных в восемь тележек. При этом две передние тележки имели индивидуальную подвеску, а остальные шесть были соединены попарно. Имелись также три поддерживающих ролика, ведущее колесо заднего расположения и направляющее – переднего.

У танков других фирм расположение ведущего и направляющего колеса, а также количество поддерживающих роликов было аналогично "даймлер-бенцовским" машинам. А вот компоновка опорных катков была несколько другой. У "гросстракторов" "Круппа" 14 катков было сблокировано в семь тележек, а ещё два (увеличенного диаметра), расположенные спереди и сзади, были независимыми. Рекордсменом же по количеству опорных катков – аж 19 штук – стала ходовая часть танков "Рейнметалл". 16 из них попарно сблокировали в восемь тележек, ещё три имели независимую подвеску (два спереди и один сзади).

Масса танков колебалась в довольно широких пределах. Ближе всех к заданию оказались конструкторы "Даймлер-Бенца", сумевшие уложиться в требуемые 15 тонн (они же единственные попытались сделать свой танк плавающим). Машины "Круппа" весили больше – 16-16,4 т, а наиболее тяжелыми были "большие трактора" "Рейнметалл-Борзиг" (19,32 т).

"Большие трактора" на службе

Танки фирмы "Даймлер-Бенц" получили в рейхсвере обозначение "Grosstraktor I" и номера 41 и 42, "Крупп" – соответственно, "Grosstraktor II", 43 и 44, а "Рейнметалл" – "Grosstraktor" III, 45 и 46. Несмотря на более ранние порядковые номера, "большие трактора" "Даймлер-Бенц" были сданы позже всех: первый в 1929 г., а второй – в 1930-м. Фирмы-конкуренты сдали свои изделия в 1928-1929 гг.

Поскольку в конце 20-х гг. Германия ещё не решалась отвергнуть ограничения, накладываемые Версальским договором, об полноценных испытаниях "больших тракторов" на её территории не могло быть и речи. Поэтому все танки отправили в Советский Союз – в танковую школу "Кама" под Казанью. На этом сейчас достаточно широко известном, а тогда глубоко секретном объекте ковались кадры будущих панцерваффе и проводились испытания опытных образцов бронетанкового вооружения. Как часто бывает, новое оружие поначалу доставляло массу проблем. "Гросстракторы" были изготовлены из неброневой стали, что не позволяло провести их испытания обстрелом. Часть машин не имела пушечного вооружения. Когда же попытались испытать "большие трактора" пробегом, военных ожидало настоящее разочарование. Например, машины "Даймлер-Бенц" на двоих смогли пройти (по дороге и пересеченной местности) всего 66 км, после чего испытания пришлось прекратить из-за постоянных поломок трансмиссии и двигателя. Танки "Круппа" смогли преодолеть в общей сложность 299 км. Однако они за время пребывания в "Каме" они трижды серьезно переделывались (в 1930-м, 1932-м и 1933-м гг.), дважды сменив систему подвески и получив новую трансмиссию.

Изделия "Даймлера" и "Круппа" выглядели жалкими неудачниками на фоне танков "Рейнметалла", сумевших "пробежать" по полигону 1264 км на двоих. Они сумели разогнаться до предусмотренной проектом скорости, и даже превысить её, развив по шоссе 44 км/ч. Правда, и в случае с "Рейнметаллом" не обошлось без переделок: пришлось сменить подвеску и трансмиссию, а также поменять тип гусениц.

Общие итоги испытания "гросстракторов" сводились к следующему: танки показали определенный потенциал, но в существующем виде приняты на вооружение быть не могут. Моторы авиационного типа оказались малопригодными для установки на танках (этим и объяснялись замены трансмиссии). Для танков следовало разработать специализированные двигатели, пусть даже и менее мощные, но с бОльшим крутящим моментом. Кроме того, сочли целесообразным перенести ведущее колесо вперед – этим практически исключалась возможность пробуксовки гусеницы при движении по мягкому грунту. Впоследствии все серийные немецкие танки имели именно переднее расположение ведущих колес.

Нерациональной сочли ходовую часть, состоящую из большого числа катков малого диаметра, унаследованную от танков времен Первой мировой войны. Помимо естественного удорожания конструкции и усложнения сборки, такая ходовая часть неминуемо усложняла эксплуатацию танков.

Состав вооружения "больших тракторов" признали вполне отвечающим требованиям огневой поддержки пехоты, а вот его размещение оставляло желать лучшего: пулеметчик, обслуживающий кормовую башню, был изолирован в своем отсеке от остальных членов экипажа, что крайне усложняло взаимодействие в бою.

Как же сложилась дальнейшая судьба "гросстракторов"? После прихода к власти нацистов и сворачивания советско-германского военно-технического сотрудничества все они были возвращены в Германию. Наименее удачные танки фирмы "Даймлер-Бенц" сразу же нашли свое место на постаментах у казарм танковых частей в Эрфурте и Вюнсдорфе. Остальные же машины ещё некоторое время служили в качестве учебных. В частности, в августе 1935 г. они участвовали в учениях 1-й танковой дивизии (в этих маневрах также дебютировали первые немецкие массовые танки – легкие Pz.Kpfw. IA). Вероятно, что на одном из "гросстракторов" фирмы "Рейнметалл" испытывалась спаренная установка 75-мм и 37-мм пушек, предназначенная для танков Nb.Fz.

На рубеже 1935-1936 гг. "большие тракторы" передали в танковую школу в Пултосе. В 1937 г. две машины (по одной каждой модификации) установили у казарм в Вюнсдорфе. Оставшиеся два танка служили в качестве учебных пособий, пока во время войны не были разобраны на металл.

"Новое транспортное средство"

Испытания "гросстракторов" под Казанью были в самом разгаре, а в Германии уже началась разработка нового среднего танка, требования к которому сформулировали в октябре 1932 г. По сравнению с "большим трактором", новая боевая машина должна была стать менее быстроходной (максимальную скорость в 30 км/ч сочли вполне приемлемой), зато более "толстокожей" (толщина брони должна была составить 15-20 мм). В качестве главного вооружения оставалась 75-мм короткоствольная пушка, которую дополняли два-три пулемета. Решили оставить и многобашенную схему – в первой половине 30-х гг. она считалась обязательным атрибутом среднего или тяжелого танка. Достаточно вспомнить, хотя бы британские пятибашенный А1Е1 "Индепендент" и трехбашенный А6Е1 или же советские – пятибашенный Т-35 и трехбашенный Т-28.

Создание нового танка поручили фирмам "Рейнметалл-Борзиг" и "Крупп" – "Даймлер-Бенц" после провала своей модификации "гросстрактора" на время выбыла из игры. При этом фирмы-разработчики не конкурировали, а сотрудничали, делая то, что лучше всего получалось у каждой из них: конструкторы "Рейнметалла" занялись ходовой частью и корпусом, а "Круппа" – башнями с вооружением. В ходе предварительных проработок определилась схема будущей боевой машины: трехбашенная (рекордное количество для германского танкостроения), с большой орудийной башней центрального расположения и двумя малыми пулеметными, размещенными по диагонали. Такое расположение признали оптимальным. Ведь при расположении двух малых башен впереди (как на А6Е1 и Т-28) их пулеметы не могли вести огонь назад. В отличие от "гросстрактора", кормовая пулеметная башня располагалась над боевым отделением, а не над изолированным кормовым отсеком – благодаря этому снималась проблема взаимодействия её пулеметчика с остальными членами экипажа.

Несколько слов стоит сказать об обозначениях новой машины. Чаще всего она фигурирует под аббревиатурой Nb.Fz. – сокращением от Neubaufahrzeug, что дословно можно перевести как "Новое транспортное средство" или "Транспортное средство новой постройки". Такой эвфемизм, вполне сравнимый с "большим трактором", годился для "внешнего употребления". В секретных же документах танк называли танком – сначала Pz.Kpfw. VII (Panzerkampfwagen VII), а позже – Pz.Kpfw. IV nA (Panzerkampfwagen IV neu Art, т.е. "Танк четвертой модели нового образца").

Проработка проекта Nb.Fz. заняла около года, и в конце 1933 г. на одном из заводов "Рейнметалла" началась сборка двух опытных образцов. Корпуса этих машин, как и "гросстракторов", изготавливались из мягкой (неброневой) стали толщиной 15 мм в лобовой проекции и 13 мм по бортам и в корме. Масса достигала 23 т. В передней части корпуса смешанной (клепано-сварной) конструкции находилось отделение управления. В нем слева располагалось рабочее место механика-водителя с прямоугольной рубкой, снабженной смотровыми щелями (спереди и слева) и люком. Справа установили одноместную пулеметную башню, взятую с минимальными изменениями (вместе с погоном) от легкого танка Pz.Kpfw. I Ausf. A. Правда, если на легком танке в башне устанавливалось два 7,92-мм пулемета MG 13, то на Nb.Fz. решили ограничиться одним.

За отделением управления находилось боевое, с высокой надстройкой, на которой устанавливалась главная башня. В ней установили в единой качающейся установке сразу два орудия. Такой выбор состава вооружения обуславливался тем, что короткоствольное 75-мм орудие с достаточно мощным осколочно-фугасным снарядом было эффективно против полевых укреплений и скоплений живой силы, но вот против танков противника – увы… Поэтому его решили дополнить 37-мм пушкой, созданной на основе противотанкового орудия фирмы "Рейнметалл". Поначалу оба орудия расположили вертикально, один над другим. Испытания показали, что такая компоновка является крайне неудобной в эксплуатации, но известно это стало гораздо позже. Справа от орудийной маски, в отдельной шаровой установке смонтировали пулемет MG 13. На крыше главной башни находилась наблюдательная башенка с шестью смотровыми щелями, снабженными стеклами типа "триплекс". Такое решение было принято по результатам испытаний "гросстракторов", когда оказалось, что перископ не обеспечивает надлежащего обзора для командира танка. С левой стороны крыши башни имелся перископический прибор наблюдения для заряжающего. По обеим бортам башни устроили эвакуационные люки, а в её кормовой нише установили радиостанцию FuG 6 SE20v с максимальной дальностью связи 8 км. Антенна поручневого типа монтировалась на восьми кронштейнах.

Вторая пулеметная башня находилась за надстройкой. Она была смещена к левому борту. Сектор её обстрела был достаточно ограничен, несмотря на скругление надстройки с левого борта. Боекомплект состоял из 80 снарядов к 75-мм орудию, 60 – к 37-мм пушке и 6000 патронов к пулеметам.

За боевым отделением находился двигатель, смещенный к правому борту. Для Nb.Fz. не успели создать специальный танковый мотор, поэтому вновь пришлось довольствоваться авиационным BMW Va, мощность которого довели до 290 л.с. Система охлаждения – жидкостная. Дальше в корму размещалась трансмиссия с бортовыми дифференциалами, механической коробкой передач, главным фрикционом и тормозами. Над моторно-трансмиссионным отсеком, в верхнем листе корпуса, был сделан эксплуатационный люк. Ближе к правому борту располагались четыре броневых колпака над отверстиями для воздухопритока, а также защитный кожух выхлопной трубы. Двухкамерный глушитель на кронштейнах крепился к правой надгусеничной полке. Нижний кормовой лист имел длинный прямоугольный вырез, закрываемый на болтах бронированной крышкой и служивший для доступа к тормозам и механизмам трансмиссии.

Ходовая часть Nb.Fz. базировалась, как и следовало ожидать, на решениях наиболее "ходового" из "гросстракторов" – "Рейнметалла". Однако её компоновку постарались упростить. Количество опорных катков, сблокированных попарно в тележки, сократили до десяти, кроме того, оставили один каток с независимой подвеской, выполняющий функции натяжного. Ведущее колесо цевочного зацепления сохранило заднее расположение (хотя, как уже отмечалось, на всех серийных моделях немецких танков оно находилось впереди). Имелось переднее направляющее колесо и четыре поддерживающих ролика. Опорные катки и поддерживающие ролики были обрезиненными. Тележки опорных катков крепились к корпусу на балансирах, а их амортизация осуществлялась посредством спиральных пружин. Гусеничная цепь собиралась из мелкозвенчатых траков шириной 380 мм.

Первые две машины (из небронированной стали), получившие обозначение Nb.Fz. V и вполне логичные номера 1 и 2, были готовы к концу 1934 г. Их испытания вскрыли ряд серьезных недостатков, касающихся, прежде всего, вооружения. Вертикальная установка пушек существенно усложняла их обслуживание, высказывались и сомнения в целесообразности применения дополнительных пулеметных башен – малоэффективных в бою, но при этом стеснявших боевое отделение и утяжелявших танк. Подвижность, вполне удовлетворительная по шоссе, где танк разгонялся до 32 км/ч, резко падала на пересеченной местности.

Полигонные испытания Nb.Fz. V продолжались до августа 1935 г. Затем обе машины передали в 1-ю танковую дивизию для войсковых испытаний, продлившихся около года. После этого Nb.Fz. V проследовали путем, проторенным "гросстракторами" – в танковую школу в Путлосе, где служили вначале как учебные машины, а затем – как пособия, пока в 1941 г. не были отправлены на металлолом.

Попробуем ещё раз?

Недостатки, вскрытые в ходе испытаний Nb.Fz. V попытались устранить на второй партии машин, состоявшей из трех единиц (№№ 3-5). Новая модификация, получившая обозначение Nb.Fz. VI, достаточно существенно отличалась от предшественницы. Прежде всего, эти машины были уже настоящими танками – их корпуса изготавливались из броневой стали. Применили новую силовую установку – специально разработанный танковый мотор "Майбах" HL 108TR (12-цилиндровый V-образный жидкостного охлаждения), развивавший мощность 280 л.с. С учетом того, что масса танка составляла 23,41 т, показатель удельной мощности получался весьма неплохой – без малого 12 л.с./т.

Серьезным модификациям подверглось вооружение – неудачную вертикальную установку пушек заменили горизонтальной (75-мм орудие устанавливалось справа, а 37-мм пушка – слева). Это повлекло за собой коренную переделку главной башни, собиравшейся теперь из плоских листов и ставшей гораздо проще по конструкции. Малые пулеметные башни остались без изменений.

Следует отметить, что состав артиллерийского вооружения Nb.Fz. VI в различных источниках указывается по-разному. Достаточно распространенным является утверждение, что танки изначально вместо 75-мм пушки получили 105-мм орудие с длиной ствола 28 калибров. Мотивируется это тем, что-де мощность снаряда 75-мм орудия уже считалась недостаточной для решения задач огневой поддержки, в связи с чем и было принято решение о переходе на более крупный калибр. Правда, оказалось, что башни являются слишком тесными для 105-мм орудий, и их заменили на 75-мм. Но вспомним – ведь речь идет не о начале 40-х, а о середине 30-х гг., когда калибр 75-76 мм считался вполне адекватным для вооружения не только средних, но и тяжелых танков. Поэтому более достоверной можно признать другую версию, гласящую, что идея перевооружения Nb.Fz. VI орудиями калибра 105 мм возникла лишь в 1937 г., когда морально устаревшие Nb.Fz. VI собирались переделать в так называемые "Nebel Panzer" ("дымовые танки"), оснащенные кроме мощной артиллерии установками дымопуска. Скорее всего, 37-мм пушку при этом предполагалось снять. Тем не менее, этот вариант так и не был воплощен в жизнь.

Танки Nb.Fz. VI были изготовлены в 1935 г., а их карьера шла по накатанной предшественниками колее: сначала полигонные испытания, а затем – войсковые, в составе 1-й ТД. Отзывы танкистов о трехбашенных танках были противоречивыми. С одной стороны, Nb.Fz. VI обладали неплохой по тем временам бронезащитой и мощным вооружением, сносной подвижностью по шоссе. С другой – танки имели низкую проходимость по мягкому грунту и небольшой запас хода, а обслуживать одновременно два орудия оказалось слишком сложно даже в полигонной обстановке – что там говорить о боевой. Дальнейшую судьбу Nb.Fz. VI определили два фактора. Во-первых, это начало гражданской войны в Испании, на полях которой впервые применялись противотанковые пушки калибров 37-47 мм. Оказалось, что 20-мм броня Nb.Fz. VI не будет способна защитить от снарядов таких орудий. Уязвимость Nb.Fz. VI усугублялась ещё и солидными его размерами. Вторым "могильщиком" трехбашенных танков вермахта стал новый средний танк Pz.Kpfw. IV Ausf. A, появившийся в 1937 г. Сравнительно компактная однобашенная машина имела аналогичное Nb.Fz. VI главное вооружение – 75-мм короткоствольное орудие – но при этом существенно превосходила его в подвижности и проходимости, а главное – была значительно дешевле. Поэтому трехбашенные танки окончательно перевели в разряд учебных.

Боевое применение

К началу Второй мировой войны танки Nb.Fz. VI находились в танковой школе в Путлосе. В польской кампании они не участвовали, но когда вермахт начал готовиться к операции по захвату Норвегии, в состав выделенных для этого сил решили включить и Nb.Fz. VI. Трехбашенные танки должны были обеспечить поддержку легких танков – выделить для этой цели более современные Pz.Kpfw. IV (хотя бы в количестве нескольких единиц) не представлялось возможным, поскольку они остро требовались для планируемого сразу после Скандинавской кампании блицкрига на Западе.

Состав танковых сил, выделенных для захвата Дании и Норвегии, был скромным – всего один батальон, специально сформированный для этой операции. Часть получила название Panzer Abteilung zur besonderer Vervendung 40 (Pz.Abtl. z.b.V. 40) – 40-й танковый батальон специального назначения. В состав батальона первоначально вошло 42 танка Pz.Kpfw. I, 21 Pz.Kpfw. II и шесть командирских Kl.Pz.Bf.Wg. (переделанных из Pz.Kpfw. I). Их свели в три роты, а приданные батальону танки Nb.Fz. VI составили отдельный взвод, которым командовал обер-лейтенант Ганс Хорстманн. По имени своего командира подразделение трехбашенных танков получило название Panzerzug "Horstmann" (танковый взвод "Хорстманн"), но в батальонной документации он чаще всего именовался Zug "Putlos" (взвод "Путлос"). Сами же танки Nb.Fz. VI в документах, связанных с операцией, часто фигурируют под "псевдонимом" Neubau-Pz.Kpfw. IV ("Pz.Kpfw. IV новой постройки"). Во время норвежской кампании танки Nb.Fz. VI не несли бортовых номеров, но на лобовых листах их корпусов (перед рубкой механика-водителя) нанесли эмблему взвода "Хорстманн" – изображение головы мамонта.

Операция "Везерюбунг" началась 9 апреля 1940 г., но командование не спешило вводить в бой танки Nb.Fz. VI – взвод Хорстманна выгрузился в порту лишь утром 19 апреля. Два трехбашенных танка вместе со взводом легких танков 1-й роты 40-го батальона были приданы главным силам 196-й пехотной дивизии для поддержки наступления на Лиллехаммер и далее на север. 25 апреля у деревни Квам (севернее Лиллехаммера) боевая группа "Пеллангар", составленная из частей 196-й дивизии, наткнулась на позиции противника, занятые 1-м батальоном полка "Кингз Оун Йоркшир Лайт Инфантри". Наряду со стрелковым вооружением, британцы располагали и противотанковыми средствами – пятеркой французских 25-мм пушек "Гочкисс" и несколькими 13,97-мм противотанковыми ружьями "Бойз". Местность была мало подходящей для танковой атаки, к тому же, немцы попытались ударить сходу, без надлежащей разведки. Впереди шли три танка – два Pz.Kpfw. II и один Nb.Fz. VI. Подпустив противника на 150 м, хорошо замаскированные противотанковые пушки англичан открыли прицельный огонь. Первыми были выведены из строя легкие танки. Затем обстрелу с двух сторон подвергся Nb.Fz. VI. После нескольких попаданий у танка был разбит дифференциал, и экипажу пришлось покинуть обездвиженную машину. Немцам удалось сломить сопротивление йоркширской легкой пехоты лишь благодаря мощной авиационной и артиллерийской поддержке. Судьба же подбитого трехбашенного танка оказалась печальной: поскольку он блокировал единственную дорогу, по которой можно было преследовать противника, а отбуксировать Nb.Fz. VI не было чем, то немецким саперам пришлось подорвать танк, и затем убрать его обломки с дороги. В настоящее часть этих обломков демонстрируется в военном музее в Осло.

Оставшиеся два Nb.Fz. VI находились в Норвегии до осени 1940 г. Возможно, это прозвучит несколько неожиданно, но танки, отвергнутые вермахтом, относительно неплохо зарекомендовали себя во время норвежской кампании. В отчете по её итогам отмечалось: "Опыт применения Neubau-Pz.Kpfw. IV показал, что тяжелые танки могут быть вполне применимы в горах, причем со значительным успехом. Вопреки официальным нормативам, они преодолевают любые мосты, даже если их паспортная грузоподъемность не превышает 5 тонн. Также Neubau-Pz.Kpfw. IV могут продвигаться по узким дорогам, хотя в ряде случаев создаются затруднения для движения по встречной полосе. В большинстве ситуаций, когда вводились в действие танки, артиллерия не успевала к полю боя. Но Neubau-Pz.Kpfw. IV могли её заменить. Достаточно было одного-двух Neubau-Pz.Kpfw. IV для сопровождения передовых отрядов пехоты, за которыми шли другие танки. 7,5-см танковая пушка открывала огонь по любому противнику, оказывающему сопротивление.

Эффективность 2-см пушки KwK вполне удовлетворительна. Но эффект воздействия 7,5-см снарядов по любым целям был разрушительным… Дымовые снаряды, которые могут выстреливаться только из 7,5-см пушек Pz.Kpfw. IV, являются абсолютно необходимыми для ослепления противника на склонах и лишения его возможности вести прицельный огонь. Уже одно это делает применение Pz.Kpfw. IV в горных условиях вполне оправданным".

Конец карьеры

После возвращения в Германию танки Nb.Fz. VI некоторое время использовались как учебные пособия, а в 1941-1942 гг. были разобраны на металл. Согласно другой версии, пара Nb.Fz. VI до 1942 г. использовалась в полицейских целях на территории Дании. В ряде воспоминаний советских ветеранов, опубликованных после войны, можно встретить описания боёв частей РККА с танками Nb.Fz., «чёрными "Рейнметаллами"», причём согласно мемуарам такие танки встречались на советско-германском фронте вплоть до середины 1942 г. Однако доподлинно известно, что ни один Nb.Fz. на Восточном фронте не применялся. Все истории о боевом применении Nb.Fz. на Восточном фронте – лишь легенды, в большинстве своём навеянные книгой «Записки советского офицера» танкиста Г. Пэнэжко, опубликованной в 1951 г. Возможно также, что советские танкисты ошибочно принимали за «Рейнметаллы» немногочисленные трофейные французские танки, воевавшие в рядах вермахта.

Nb.Fz., хотя и не выпускался серийно, к началу Второй мировой войны являлся одним их наиболее известных танков. Их фотографии публиковали многие газеты, с участием Nb.Fz. снималось большое количество сюжетов для пропагандистской хроники, основной целью которой было создание у Англии, Франции и СССР иллюзии массового производства этих машин. Например, широко известна фотография, изображающая сборку танков в цехе завода «Крупп». Пояснение гласило, что сотни новых танков собираются на заводах, хотя на самом деле это были всего лишь три предсерийных образца.