Танки мира Танки мира
+7(495)230-06-83
Время работы: пн-пт c 10 до 18
worldtanks.vip@mail.ru
Mark IV

Mark IV

30.05.2014


Федосеев С.Л.

 

ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК Mk IV – первый массовый

 

Британский тяжелый танк Mk IV не был ни первым, ни лучшим среди «ромбовидных» танков, открывших историю танкостроения. Однако именно этому танку суждено было стать самым массовым британским танком Первой мировой войны и первым раскрыть боевые возможности зарождающихся танковых войск.

О происхождении

Mk IV стал продолжением линии первых «ромбовидных» танков и получил от них в наследство и общую схему, и ряд агрегатов. Схема компоновки и общая конструкция британских «ромбовидных» танков – плод спешной разработки нового, доселе неизвестного боевого средства в условиях мировой войны, когда время и средства ограничены, а требования, предъявляемые к боевой машине, весьма туманны. После экспериментов с шасси гусеничных тракторов, выявивших слабость и ненадежность упругой подвески их ходовой части – особенно при преодолении рвов и вертикальных препятствий – решено было ограничиться жесткой подвеской. Так появился «Маленький Вилли», представленный в сентябре 1915 г. Однако к тому времени поля сражений все более преображались – изрытая воронками от снарядов «ничейная полоса», многорядные проволочные заграждения, сеть широких траншей с ходами сообщения. Соответственно, от боевой машины, обещавшей стать «тараном» для взламывания позиционной обороны и носителем оружия поддержки атакующей пехоты, требовали большей проходимости и возможности преодолевать препятствия. Руководители разработки У.Г. Вильсон и У.Э. Триттон приняли новую схему ходовой части с гусеницами, охватывающими корпус машины и значительно поднятым над грунтом направляющим колесом переднего расположения.  Такой гусеничный обвод, выступающий спереди и сзади за корпус машины, и придал ей в боковой проекции «ромбовидную форму». Впоследствии было сломано немало копий по поводу авторства схемы ходовой части, но эти детали – как и вообще обстоятельства появления первого танка - не относятся непосредственно к нашей теме. Отметим лишь, что высокий гусеничный обвод и двигатель, оказавшийся в центральной части корпуса, практически исключили установку вращающейся башни, между тем сама задача – проложить дорогу через заграждения, подавить огневые точки противника и очистить огнем его окопы - требовала широкого сектора обстрела. Решение пришло из области военного кораблестроения – разместить вооружение в бортовых выступах, именуемых спонсонами. Сборку опытной машины по такой схеме начали в ноябре 1915 г. на заводе «Уильям Фостер энд Компани Лимитед» в Линкольне (графство Линкольншир), служившем базой для опытных работ. Машина, собранная в январе 1916 г., получила прозвище «Большой Вилли». К тому времени для нового боевого средства появилось и условное название – «танк» (tank). «Большой Вилли» стал прототипом первого серийного танка Mk I («Марка первая»). Вскоре танки решили выполнять в двух вариантах – с пушечно-пулеметным и с чисто пулеметным вооружением. Танки первого варианта стали называть «самцами» (male), второго – «самками» (female).

Разработчики первых танков, естественно, использовали имеющиеся «под рукой» агрегаты. Неудивительно поэтому, что двигатель и коробку передач, например, прямо позаимствовали от тяжелого колесного трактора «Фостер» («Фостер-Даймлер»), созданного в качестве тягача для ВМФ. Двухскоростная тракторная коробка передач была явно недостаточна для управления боевой машиной и обеспечения ей необходимой поворотливости. Времени и средств на разработку и доводку новых агрегатов не было, поэтому перед каждой бортовой передачей танка просто установили еще по одной такой же коробке передач.

Первый же опыт боевого применения танков в сентябре 1916 г. в ходе сражения на Сомме потребовал внесения ряда изменений. Так появились модели Mk II и Mk III, выпущенные в незначительном количестве. Более существенные доработки, связанные, прежде всего, с бронированием и вооружением, воплотились уже в модели Mk IV.

Рассмотрим устройство танка Mk IV.

Схема компоновки

Корпус танка состоял из пяти основных частей - собственно корпус, две рамы гусеничного хода и два спонсона.

Большую часть внутреннего объема корпуса занимали двигатель и трансмиссия. Перед двигателем размещалось отделение управления - рубка с двумя сидениями. Экипаж составляли 8 человек – командир (обычно лейтенант или второй лейтенант) и 7 нижних чинов. Водитель размещался в рубке справа, командир – слева и чуть выше (мы используем термин «водитель», поскольку специальность «механик-водитель» тогда еще только формировалась). Вдоль бортов размещались наводчики и заряжающие либо пулеметчики, сзади у бортов - помощники водителя. Внутри корпус походил на машинное отделение корабля - даже деревянный настил пола напоминал палубу.

Броневой корпус

В связи с использованием германскими стрелками и пулеметчиками патронов с бронебойной пуле типа SmК толщину брони в лобовой части танка Mk IV довели до 16 мм, бортов - до 12, а крыши - до 8 мм. Это позволило, наконец, защитить экипаж, боекомплект и агрегаты танка от ружейно-пулеметного огня на всех дальностях. Корпус собирался с помощью болтов, заклепок и уголков из отдельных листов броневой стали, стыки между листами усиливались стальными полосами. Сначала листы «мягкой» стали нарезали, сверлили в них отверстия под заклепки и болты, затем подвергали закалке и подавали на сборку. В целом корпус не отличался жесткостью, что сказывалось и на надежности работы агрегатов.

Существенно изменились спонсоны. На пушечных «самцах» заметно «скосили» нижнюю часть спонсонов. Это было, связано, прежде всего, с проходимостью машины. Танк изрядно раскачивался в движении и при значительном крене нижние грани спонсонов цепляли неровности грунта, могли даже зарываться в него. Скосы уменьшили вероятность «зарывания». Крепление спонсонов выполнили таким образом, что они могли вдвигаться внутрь корпуса по особым салазкам, что облегчало транспортировку по железной дороге - у танков Mk I, II и III спонсоны перед погрузкой на платформы приходилось отделять и перевозить отдельно. Правда, в бою иногда, при большом крене и тряске, спонсоны Mk IV срывали фиксаторы и, внезапно сползая в танк, калечили экипаж. Посадка и высадка в пушечный танк производилась через задние двери спонсонов, вращавшиеся на внешних петлях. Размеры дверей спонсонов на Mk IV увеличили с 600х400 мм (как на Mk I) до 900х500 мм.

На танках-«самках» Mk IV размеры пулеметных спонсонов уменьшили, заодно несколько уменьшив массу танка. Под пулеметными спонсонами в бортах выполнялись прямоугольные люки-лазы с двухстворчатыми крышками. Кроме того, танки имели броневую дверь в кормовом листе корпуса и люки в крыше.

Вооружение

Основное вооружение танка-«самца» составляли две 57-мм пушки системы «Гочкис». На танк Mk IV ставили орудия со стволом, укороченным с 40 до 23 калибров (т.е. с 2,28 до 1,31 м). Укороченные стволы облегчали вдвижение спонсонов внутрь, не утыкались в землю при крене и не задевали деревья или стены домов при движении по узким проходам. При небольших дальностях ведения огня укорочение стволов и уменьшение начальной скорости снаряда было оправдано. Эффективная дальность – при стрельбе с места, конечно – не превышала 400 ярдов (около 365 м). Пушка имела кожух ствола, вертикальный клиновый затвор, гидравлический тормоз отката (размещен сверху ствола) и пружинный накатник (под стволом). Прицел - оптический. В спонсоне пушка монтировалась на тумбовой установке. Вращающаяся часть опиралась на неподвижное основание боевым штырем и фиксировалась соединительным кольцом. На вращающуюся часть цапфами укладывалась люлька качающейся части. Для наводки служил рычаг-правило, для управления огнем - пистолетная рукоятка со спусковым крючком, от движущегося казенника наводчика защищал боковой щит. В боекомплект орудий кроме осколочных входили и картечные выстрелы, часто помогавшие “очищать” окопы огнем накоротке. Уменьшение массы и размеров орудия облегчало его наведение в бою и демонтаж при ремонте. Угол наведения орудия по горизонтали составлял 100-110о. Амбразуру спонсона перекрывал цилиндрический щит, связанный с вращающейся частью установки и имеющий вертикальные вырезы для пушки и прицела. Вырез для пушки закрывал щиток, связанный с люлькой. Установка оказалась весьма неудобной. Стрельбу из пушки наводчик вел, стоя на коленях на деревянном настиле - фальшполу спонсона, под которым укладывали ЗИП. При откате казенник пушки почти достигал капота двигателя. Большой щит легко заклинивался при попадании между ним и стенками пуль, мелких осколков или камней с земли.

Позади орудия в борту спонсона ставился пулемет в шаровой установке, еще один пулемет - также в шаровой установке - в лобовом листе рубки. Для вооружения Mk IV выбрали пулеметы «Льюис» на основе ручного пулемета той же модели (ранее «Льюисами» уже заменяли пулеметы «Виккерс» на танках-«самках» Mk II). Пулемет «Льюис» американской разработки, массово выпускавшийся в годы войны в Великобритании, широко использовался в пехоте и авиации, что, видимо, и определило выбор его для вооружения танка. «Льюис» модели 1914 г. имел газовый двигатель автоматики, оригинальную «сифонную» схему воздушного охлаждения ствола, питание патронами из крепящегося сверху диска емкостью 47 патронов либо увеличенного диска на 96 патронов. Темп стрельбы составлял 500-600 выстр./мин, боевая скорострельность достигала 150 выстр./мин. Танк-«самец» Mk IV нес 4 «Льюиса» - по одному в спонсоне и еще два запасных. Массивный радиатор ствола и магазин большой емкости обеспечивали «Льюису» возможность ведения сравнительно интенсивной стрельбы. Для установки в танк использовалась «авиационная» модификация пулемета с заменой приклада рукояткой под левую руку.

57-мм унитарные выстрелы (патроны) укладывались в нижней части спонсонов и в стеллажах, размещенных между боковыми стенками, магазины пулеметов и патроны - в коробках. Размещение боекомплекта было источником высокой взрывоопасности.

Танк-«самка» Mk IV нес 6 пулеметов – по два в поворотных цилиндрических щитах в бортовых споснсонах, 1 – в шаровой установке в лобовом листе рубки, 1 - запасной. 

В бортах спонсонов и рубки делались лючки с внешними заслонками для стрельбы из личного оружия экипажа. Револьверы считались важным оружием - экипажи проходили специальные курсы стрельбы из них.

Силовая установка

6-цилиндровый бесклапанный (с золотниковым газораспределением) карбюраторный двигатель “Даймлер” жидкостного охлаждения устанавливался на раме в средней части танка вдоль его продольной оси. Для установки в Mk IV двигатель модифицировали. Алюминиевые поршни и двойные карбюраторы позволили довести его мощность до 125 л.с. Установили регулятор малых оборотов, эжектор выхлопной системы, ввели глушитель, расположив его на крыше корпуса. У задней стенки корпуса монтировался трубчатый радиатор с вентилятором, соединявшийся с системой охлаждения двигателя трубой, проходящей под крышей. Отбор мощности на вентилятор - от коробки передач. Система подачи горючего - “Автовак” (“Вакуум”). Бачок системы крепили над карбюратором, вакуумный насос работал от двигателя. Бензин выкачивался из баков в бачок за счет разрежения и подавался в карбюратор под действием собственной тяжести. Важной новинкой стала установка бензобаков вне корпуса на корме, так что их прикрывали задние выступы ходовой части. Емкость баков составляла 272,5 (максимально 318) л. Выше баков находился кожух радиатора. Запуск двигателя производился тремя-четырьмя членами экипажа с помощью П-образной вращающейся рукоятки, расположенной над коробкой передач.

Трансмиссия

Двигатель через карданный вал и механическое сцепление (конус на ферродовой подкладке) соединялся с двухскоростной коробкой передач со скользящими шестернями, выходной вал коробки передач через червячный редуктор передавал вращение на дифференциал. Каждый поперечный выходной вал дифференциала нес на конце две шестерни, которые вместе с парой скользящих шестерен на отдельном валу образовывали бортовую (вторичную) двухскоростную коробку передач. Бортовые коробки понадобились ради придания машине 3-й и 4-й скоростей. На вторичном валу каждой бортовой коробки передач находилась ведущая звездочка цепной передачи (цепь Галля), ведущая звездочка большего диаметра вращалась на одном валу с шестерней однорядного бортового редуктора, последний же приводил во вращение расположенное сзади ведущее колесо гусеничного хода. На Mk IV цепную передачу закрыли от засорения.

Управляли движением танка командир, водитель и два его помощника, работавшие на бортовых коробках передач. Водитель подавал им команды голосом, но чаще привлекал их внимание ударами рукой или молотком по капоту двигателя и на пальцах показывал номер передачи - других средств внутренней связи не было. Для поворота водитель выключал сцепление, блокировал дифференциал, указывал одному помощнику поставить бортовую коробку в нейтральное положение (сжатый кулак), другому - 1-ю или 2-ю бортовую передачу (один или два пальца), затем включал сцепление. Командир, управлявший ленточными тормозами бортовых передач, подтормаживал соответствующую гусеницу. После поворота операции проделывали в обратном порядке. С остановленной гусеницей танк разворачивался почти на месте. Можно было развернуть танк и за счет разницы скоростей вращения гусениц, но этот способ требовал большей работы командира педалями тормозов. В любом случае требовались значительные усилия и согласованная работа 3-4 человек, что сильно ограничивало маневренность машины.

Ходовая часть

Ходовая часть включала на один борт 26 сдвоенных опорных катков малого диаметра. Катки, как в обойме, помещались между стенками рам ходовой части вместе с ведущим и направляющим колесами и бортовыми коробками передач. Крепление осей катков в стенках усиливали уголками. Направляющее колесо крепилось впереди на салазках с винтовым механизмом регулировки натяжения гусеницы. Гусеница составлялась из крупных траков «рельсового» типа. Сборный трак состоял из башмака и прикрепленных к нему двух рельсов (гребней). Изгиб одной грани штампованной пластины башмака прикрывал соединительный палец. Каждый третий опорный каток оснащался ребордой для направления гребней. Опорные катки, ведущее и направляющее колесо, траки гусениц для Mk IV изготавливали из литой стали, легированной никелем. Масса одного трака составляла 25,4 кг. Верхняя ветвь гусеницы скользила по особому рельсу, имелся только один поддерживающий ролик. Зацепление гусеницы производилось зубом ведущего колеса за соединительный палец шарнира траков. Нижняя ветвь гусеницы шла по дуге – таким образом хотели уменьшить сопротивление движению и повороту на твердом грунте. На мягком грунте гусеница должна была погружаться, увеличивая площадь опоры. Но в результате при движении по твердому грунту машина получала значительные продольные колебания.

Для лучшего сцепления с грунтом через каждые три, шесть или девять траков на гусеницу крепили шпоры («уширители»). Установили грязеочистители для сброса грязи с верхней ветви гусеницы, так что «занос» грязи гусеницами во внутренний объем машины уменьшился.

Наблюдение, освещение, связь

Командир и водитель пользовались смотровыми люками в лобовом листе, прикрываемыми наружными бронещитками. Смотровые щели в бортах не обеспечивали хорошего обзора, зато осколки и брызги свинца от пуль, попавших в броню вблизи их, мелкие отколы с внутренней стороны брони поражали лица и глаза танкистов. Для снижения этой опасности экипажи снабжали защитными очками и масками, а смотровые щели на Mk IV в бою прикрывали откидными стальными щитками с сеткой мелких отверстий.

В передней части над лобовым листом корпуса крепились две фары. Появились средства навигации в виде магнитного компаса. С ним пришлось повозиться. Попытки компенсировать влияние на компас стальных масс небольшими “отстраивающими” магнитами не дали результатов. Поэтому остановились на простом приеме – на каждом танке опытным путем определяли положение стрелки компаса при известных курсах, сводили полученные поправки в таблицу, которая и передавалась водителю танка.

Из всех возможных средств внешней связи первым танкистам оказались доступны самые простые – сигнализация флажками или лампой через верхний люк. В бою использовали и другие средства - высовывали из люка руку или лопату. Прибегали к действиям “Делай, как я”, но в дыму и при тряске не всегда удавалось различить командирский танк. Держали связь и посыльными - опасный, но надежный способ.

ЗИП и приспособления

В танке возили запасной бак с моторным маслом, два бачка со смазкой, три - с водой, запчасти к двигателю, двухдневный запас продовольствия. Буксирные приспособления представляли собой два ушка со стержнем (пальцем). Сзади на крыше в особой коробке укладывали буксирный трос или запасные канистры с горючим. Танк мог использоваться и в качестве тягача – например, для грузовых волокуш (до трех на танк). В первый день сражения у Камбрэ некоторые Mk IV отвозили в тыл трофейные германские орудия.

Балка самовытаскивания

Танки Mk IV снабдили системой «самовытаскивания». К корпусу болтами крепили согнутые из стального уголка направляющие, приподнимавшиеся над верхней ветвью гусениц и рубкой. На направляющих цепями крепили “незарывающуюся” балку в виде призматического бруса тикового дерева длиной 3,6 м  с сечением 225х175 мм) с окованными железом концами. Весила такая балка около 400 кг. В случае застревания члены экипажа выбирались на крыше, короткими цепями крепили балку к тракам гусениц. После этого гусеницы приводились в движение, балка  протаскивалась под танком, уплотняя грунт и способствую «самовытаскиванию» танка.

Оценка танка

Mk IV были свойственны все достоинства и недостатки «ромбовидных» танков. Гусеницы, охватывающие корпус, обеспечивали хорошую проходимость, но в результатом были излишняя длина и масса гусеничной цепи, высокая ее уязвимость и низкий ресурс. Танк обладал неплохой ударной силой, в проволочных заграждениях он оставлял проходы шириной до 2,5 м. В первый день сражения под Камбрэ у Бурлона один Mk IV прошел через каменный забор высотой 1,5 м, фруктовый сад и, развернувшись, сломал угол здания. Но надежность танка возросла ненамного, по сравнению с Mk IIII. Тот же первый день сражения у Камбрэ стоил британцам потери 280 машин, причем только 50-60 танков были подбиты артогнем, основная  часть вышла из строя по техническим причинам (чаще всего – лопнувшие гусеницы, сломанные шестерни бортовых коробок передач). Капитальный ремонт требовался после 100-112 км пробега.

Тихоходность и малый запас хода «ромбовидных» танков определялись отчасти их назначением – сопровождение и поддержка пехоты в ходе атаки главной позиции обороны противника, отчасти – общим техническим несовершенством. Удельная мощность в 4-5 л.с./т была маловата для боевой машины.

Укорочение стволов 57-мм пушек вполне отвечало условиям применения танка. Тем боле, что размещение вооружения в тесных спонсонах, на небольшой высоте от земли и плохой обзор допускали стрельбу только на малых дальностях. Интересен выбор для вооружения танков пулемета «Льюис». Громоздкий радиатор ствола, обеспечивавшей «Льюису» возможность ведения интенсивной стрельбы, в то же время требовал увеличить амбразуры. Бронировать такие амбразуры было сложно, углы наведения оказались невелики, а работа с пулеметами малоудобной. Однако шаровая установка оказалась удачным решением и использовалась на машинах следующих марок уже для более компактного пулемета «Гочкис». Управлять огнем всего вооружения танка командиру было крайне трудно.

Общим недостатком первых танков были «слепота и глухота»: устройства наблюдения были примитивны, не удалось удовлетворительно разрешить проблему внутренней и внешней связи.

Об удобстве работы для экипажа не шло и речи. Жесткая подвеска и крупнозвенчатая гусеница способствовали тряске. Танк нещадно раскачивало,  все не закрепленное внутри него срывалось с места, а не закреплено было почти все возимое имущество. Особенно чувствительны были продольные и поперечные колебания для артиллеристов и пулеметчиков в спонсонах. Кроме того, танки изрядно шумели. Это производило сильное моральное воздействие на противника, но мешало скрытному сосредоточению техники, а экипажи просто оглушало. На ходу в танке скапливались выхлопные газы, бензиновые пары. Отравления выхлопными и пороховыми газами, тепловые удары были у экипажей «ромбовидных» танков обычным делом. Даже в бою танкисты иногда останавливали танк, выскакивали наружу и отдыхали под машиной или позади нее. Стоит отметить, правда, увеличение размеров дверей и люков-лазов, вывод выхлопных газов на корму танка и изоляцию топливных баков от обитаемого объема. Кроме того, по сравнению с Mk I-III, танк Mk IV был несколько удобнее для перевозки по железной дороге – немаловажный показатель, поскольку железнодорожный транспорт оказался главным средством переброски танков на большие расстояния.

Производство и поставки

Заказ на постройку модели танков, получившей обозначение Mk IV, выдали уже в сентябре 1916 г., к производству танк был готов в феврале 1917-го. К выпуску танков кроме завода Фостера подключились заводы «Ковентри Орднанс» в Глазго и «Армстронг-Уитворт энд Ко» в Ньюкасле. Поставку Mk IV начали в марте 1917 г., доставку британским войскам во Франции - в апреле.

Планировали выпустить до 1200 танков, всего собрали 1015 штук – из них 420 “самцов” и 595 “самок”. В результате Mk IV стал самым массовым танком британского Танкового корпуса в ходе войны - всего в 1916-1918 гг. в Великобритании построено около 2370 тяжелых «ромбовидных» (от Mk I до Mk IX), около 250 средних и 35 специальных танков. Интересно, что танки строились не только на средства метрополии. Скажем, один Mk IV (заводской номер 2341) «подарили» британскому правительству власти Малайзии – британской колонии.

О «внешнем виде» британских Mk IV

К началу поставки Mk IV в войска британские танкисты отказывались от пестрой камуфляжной окраски своих машин, предпочитая ей однотонную оливковую или цвета хаки. Для лучшего опознания на бортах танков иногда рисовали эмблемы - игральные карты различных мастей, стилизованные геральдические кресты и звезды. После появления на поле боя германских танков британцы с лета 1918 года наносили на носовой части боковых выступов танков три вертикальные полосы - белая-красная-белая - для опознавания своей пехотой и артиллерией. Такие же полосы наносились на крышу для опознавания своей авиацией.             Танки получали заводские номера - сначала трех-, потом четырех- и пятизначные. В ротах (батальонах) танку присваивали свой номер “NXX” (N - буква подразделения, XX - номер). Заводской номер ставили обычно на корме и в задней части бортов, номер, присвоенный в подразделении - на бортах впереди (иногда - прямо поверх заводского). Как и в бронесилах других стран, в британском Танковом корпусе каждая машина имела свое имя. Большинство имен подбиралось на букву роты или батальона (в британской армии принято буквенное обозначение рот – по порядку букв латинского алфавита, в Танковом корпусе и батальоны имели буквенное обозначение). Так, у Камбрэ действовали танки “Hardian”, “Havoc”, “Hermosa”, “Hilda”, “Hydra”, “Harleguin”, “Hong Kong” батальона H. В батальоне L служили танки “Lightning”, “Lily II”, “Lochiel”, “Lion”, “Lukoie III” и т.п.

«Тендеры»

По мере поставки танков следующей, значительно улучшенной модели Mk V часть танков Mk IV переделывали в танки снабжения, или «тендеры», как их называли. Спонсоны переделывали в “грузовые” - внутренний объем спонсона освобождался, амбразуры заделывались. Грузоподъемности такого «тендера» хватало для снабжения и обеспечения действий пяти боевых танков.

Опыты

Mk IV использовался для производства различных опытов. В частности, на нем опробовали гусеничный обвод, значительно пониженный в задней части, но с удлиненной опорной поверхностью, прозванный за характерную форму “Тэдпол” (tadpole - “головастик”). В Центральных мастерских заготовили комплекты задних выступов ходовой части для массовой переделки ранее построенных танков танков по схеме “Тэдпол”, но переделку так и не провели. «Головастик» остался опытным. В опытном порядке между задними выступами ходовой части крепили платформу с минометом Стокса - едва ли не первый опытный образец самоходного миномета.

Для технического обеспечения танковых подразделений на базе Mk IV пытались выполнить “танк-мастерскую” с крановой стрелой - отдаленный прототип БРЭМ. На основе Mk IV предлагалось изготовить и танк-тральщик, но основой для таких опытов стали танки следующих моделей.

 

О боевом применении

«Боевая жизнь» тяжелых танков Mk IV оказалась хотя и не продолжительной, но весьма насыщенной. Впервые они вышли в бой во Фландрии в ходе британского наступление с ограниченными целями у Мессин 7-15 июня 1917 г., но здесь успех принесли не столько немногочисленные (32 штуки) танки, сколько мощная артиллерия. В «третьем сражении на Ипре» 11 июля — 10 ноября 1917 г. танки действовали в больших количествах, но были «размазаны» небольшими группами по пехотным дивизиям. К тому же действовали они на местности, мало пригодной для движения – грязь, превратившаяся просто в болото. Хотя танки  и именовали «сухопутными кораблями», плавать они все-таки не умели. После фактического провала операции большинство танков отвели в тыл на ремонт.

Самым наглядным подтверждением тактических возможностей танков и переломным моментом в истории танковых войск стало сражение у г.Камбрэ 20 ноября — 7 декабря 1917 г. В ходе подготовки к нему британцы смогли скрытно сосредоточить в намеченном районе сильную ударную группировку: восемь пехотных дивизий, один кавалерийский корпус, 1009 орудий, 378 боевых и 98 специальных танков, 1000 самолетов. Здесь действовали все подразделения сформированного к тому времени Танкового корпуса. На участке прорыва шириной 12 км плотность боевых средств составляла 85 орудий и 32 танка на 1 км фронта. Танки распределялись по пехотным бригадам группами от 6 до 42 шт. – в зависимости от задачи -, включались в состав всех атакующих волн, отрабатывалось их тесное взаимодействие с пехотой. Боевые танки были полностью обеспечены боеприпасами и ГСМ. Передовые машины несли на корпусе большие фашины для преодоления широких рвов. 36 боевых танков выделили в «технический резерв», из 98 специальных танков было 9 «радиотанков», 52 танка снабжения несли горючее и боеприпасы, 1 - телефонное имущество, 2 – мостовое, 32 оснастили кошками-якорями на тросах для расчистки проходов в заграждениях (такие танки несли на корме таблички “WC” - wire cutter).

Атака началась ранним утром 20 ноября без артиллерийской подготовки, но под прикрытием огневого вала артиллерии. На этот раз были соблюдены основные условия успешной танковой атаки – внезапность, массирование, проходимая для танков местность, инженерное и техническое обеспечение. Как результат - к 8:00 британцы овладели первой линией германской обороны, к 13:00 повсюду достигли второй, к 16:00 продвинулись на глубину 10 км, преодолев главную позицию обороны, захватив 8 тыс. пленных и 100 орудий, сами же потеряли около полутора тысяч человек. За весь предшествующий период позиционной войны ни разу такой крупный тактический успех не давался такой небольшой ценой и в первый день наступления. Экипажи танков Mk IV стали главными действующими лицами этого успеха. Однако развить его оказалось нечем. И не вина танкистов, что операция у Камбрэ окончилась для союзников безуспешно.

Значительная часть танков в ходе сражения вышла из строя – как из-за огня противника, так и по техническим причинам - и оказалась захвачена германцами в ходе контрнаступления. Трофейные танки германцы частично отремонтировали и в 1918 г. использовали уже против союзников – ими вооружили шесть германских «штурмовых отделений трофейных бронированных машин». Так, «германские» Mk IV действовали 21 марта, в первый день наступления в Пиккардии, 1 июня 1918 г. - у Реймса, 31 августа - у Фремикур, 11 октября – севернее того же Камбрэ, 1 ноября – у Валансьена.

Хотя британский Танковый корпус в 1918 г. получил более совершенные тяжелые танки Mk V, остававшиеся в строю Mk IV продолжали активно использоваться в боях. В частности, их использовали в местных контратаках в ходе попыток сдержать мартовское германское наступление.

Mk IV стали участниками первого в истории боя танков с танками. 24 апреля 1918 г. у селения Виллер-Бретонне три Mk IV (один «самец» и три «самки») роты А британского батальона А встретились с тремя тяжелыми танками A7V германского 3-го «штурмового отделения». Mk IV–«самка» вскоре были подбиты и вынуждены отойти в тыл, бой продолжал пушечный Mk IV лейтенанта Митчелла. Ему удалось повредить один A7V и вынудить отойти два других. И хотя сам Mk IV также был подбит и выведен из строя, поле первого танкового боя осталось за англичанами.

Танки быстро иссякали. В знаменитом наступлении союзников у Амьен, начавшемся 8 августа 1918 г., главную роль с британской стороны играли уже Mk V, «старые» Mk IV оставались в составе только двух из 13 батальонов Танкового корпуса. Тем не менее, Mk IV еще участвовали в сражении у Бапом 21 августа, один батальон Mk IV участвовал в общем наступлении Антанты, начатом 26 сентября (всего британский Танковый корпус включал на тот момент 16 танковых батальонов с боевыми машинами разных марок).

5 октября 1918 г. союзники начали новое наступление на фронте Камбрэ-Сен-Кантен. 8 октября около Нирньи произошел второй бой танков с танками. На этот раз встретились однотипные машины – тяжелые танки рот А и С батальона L (12-й танковый батальон) встретились с германским “штурмовым отделением”, оснащенным четырьмя трофейными Mk IV (1 “самец” и 3 “самки”). Сблизившись с противником в предрассветном тумане и ведя огонь на малых дальностях, германские танкисты смогли вывести из строя не менее 4 машин, но и все германские танки  оказались подбиты.

Mk IV довелось повоевать и на Ближнем Востоке. Летом 1917 г. три Mk IV британцы направили в Египет. Танки приняли участие в ночной атаке (с 1 на 2 ноября) к западу от Газы, и хотя атака организована была плохо, часть задач танки смогли выполнить.

После окончания Первой мировой войны британцы начали сокращение Танкового корпуса. Большую часть танков разобрали, и первыми сокращали изрядно изношенные Mk IV, в основном «самки» (на вооружении оставляли Mk V). Танки разоружили, сняли приводные цепи, органы управления и установили как «монументы победы» в ряде британских городов. Два разоруженных Mk IV снабдили пассажирской платформой над корпусом и катали публику на южных курортах Англии - так организация бывших офицеров Танкового корпуса зарабатывала деньги. Боевое применение оставшиеся на ходу Mk IV нашли после войны разве что в Германии в 1919 г. – контрреволюционные фрайкоры использовали их в уличных боях в Берлине и Лейпциге.

Тактико-технических характеристики тяжелого танка Mk IV

 

Параметр

танк-"самец" /танк-"самка"

Боевая масса

28 / 26,4 т

Экипаж

8 человек

Габариты:

 

- высота

2,49 м

- длина

8,06 м

- ширина

4,11 м

- клиренс

0,406 м

Толщина брони:

 

- лоб, борт

16-12 мм

- крыша и днище

8-6 мм

Вооружение:

 

- орудия

2 х 57-мм (L/23) / --

- пулеметы

4 х 7,7-мм / 5-6 х 7,7-мм

Боекомплект:

 

- выстрелов

332 / --

- патронов

6272 / 12 972

Двигатель:

 

- марка

"Даймлер"

- тип

карбюраторный

- число цилиндров

6

- охлаждение

жидкостное

- мощность

125 л.с. при 1000 об./мин

Трансмиссия:

 

- тип

механическая

- коробка передач

2-скоростная со скользящими шестернями

- бортовая передача

бортовая 2-скоростная коробка передач – цепная передача – однорядный редуктор

- механизм поворота

дифференциал и бортовые коробки передач

Ходовая часть:

 

- на один борт

26 опорных катков

- расположение ведущего колеса

заднее

- подвеска

жесткая

- тип гусеницы

металлическая, крупнозвенчатая

- количество траков в цепи

90

- тип зацепления

зубовое

- ширина трака

521 мм

- шаг трака

197 мм

Максимальная скорость хода

6,4 км/ч

Запас хода

56 км

Удельное давление на грунт

1,2 кг/см2

Преодолеваемые препятствия:

 

- подъем

22о

- ширина рва

3,0 м

- высота стенки

1,2 м

- глубина брода

0,6 м