Танки мира Танки мира
+7(495)230-06-83
Время работы: пн-пт c 10 до 18
worldtanks.vip@mail.ru
Безбашенный швед

Безбашенный швед

06.12.2013

Пантелеймон Омелянюк

Безбашенный швед


"И это непонятное сплющенное создание, этот уродец – зовет себя ТАНКОМ???!!!" – наверное, такой была реакция настоящего танкиста, впервые увидевшего героя нашего рассказа. Действительно, другой столь же необычной серийной машины, претендующей на звание танка, в истории развития военной техники второй половины ХХ века, пожалуй, не найти. Мало того, что без башни – так ещё и лишенный привычных механизмов наводки орудия, как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскости, с автоматом заряжания и совершенно уникальной комбинированной силовой установкой – в общем, шведы показали, что они знают толк в извращениях!

Предыстория

К началу 50-х гг. танковые войска Швеции были вооружены техникой ещё предвоенных образцов: легкими танками m/40 и m/42 ("Ландсверк" L60 собственной разработки), а также m/38 и m/41 (лицензионными чешскими TNH-Sv). Вопрос обновления танкового парка стоял очень остро – в обстановке разгоравшейся "холодной войны" нейтральной Швеции следовало позаботиться о своей безопасности. Из двух возможных вариантов действий – закупки танков за рубежом (либо покупки лицензии) или разработки танка собственными силами – поначалу выбор сделали в пользу первого. Шведские военные, проанализировав возможности существовавших в то время танков, пришли к выводу, что потребностям страны лучше всего отвечает британский "Центурион" Mk3. Однако, когда в 1951 г. шведское правительство обратилось с соответствующим запросом к британскому, то ответ был отрицательным: никакие поставки "Центурионов" за рубеж невозможны до удовлетворения потребностей собственной армии, а для этого требовалось …от 5 до 15 лет! Скандинавам ничего не оставалось, как взяться за проектирование собственными силами – благо, возможности шведской тяжелой индустрии позволяли рассчитывать на успех.                                                                                                                                  Проектирование велось в обстановке секретности, а сама новая боевая машина проходила под обозначением KRV – сокращение от KRANVAGN, т.е. "самоходный подъемный кран"! Параллельно применялось и другой обозначение – "проект EMIL". Шведы разрабатывали хорошо защищенный танк, один из вариантов которого предусматривал вооружение 155-мм гладкоствольным орудием с длиной ствола 40 калибров. Два других варианта вооружения были более традиционны – 105-мм или 120-мм нарезная пушка с длиной ствола, соответственно, 67 или 40 калибров. Предусматривалось применение автомата заряжания, по типу установленного на французском легком танке АМХ-13 – два вращающихся барабана, содержащих часть боекомплекта.

                          

Легкий танк m/42Макет танка KRV
     Легкий танк m/42                      Макет танка KRV

В 1951 г. в качестве основного приняли вариант со 120-мм пушкой с боекомплектом 32 выстрела (16 из них размещалось в двух барабанах автомата заряжания). При расчетной массе всего 28 т танк имел очень мощную бронезащиту: толщина лобовой детали корпуса, установленной под углом 45°, составляла 150 мм! 8-цилиндровый оппозитный дизельный двигатель воздушного охлаждения мощностью 550 л.с. обеспечивал максимальную скорость 55 км/ч. Прорабатывались и другие варианты танка, а в качестве резерва начались переговоры с Францией на предмет покупки легких АМХ-13. Однако уже в декабре 1952 г. британцы под давлением экономического кризиса сами начали упрашивать шведов купить "Центурионы". Переговоры шли очень быстро: в начале 1953 г. был подписан контракт на поставку 80 "Центурионов" Mk3 (с 83,8-мм орудием), а уже в апреле первая партия таких танков прибыла в Швецию. Машины получили обозначение Stridsvagn-81 ("Боевая машина-81"), или сокращенно      Strv-81, позже замененное на Strv-101. А когда позже удалось купить ещё и 270 "Центурионов" Mk10 со 105-мм орудиями (шведское обозначение Strv-102) разработка "подъемного крана" и вовсе утратила актуальность. Отметим, что в шведской системе обозначений танков и САУ первая цифра (или две) означают калибр орудия в сантиметрах (округлено), а вторая, или, соответственно, третья – порядковый номер танка либо САУ, вооруженного таким орудием. Таким образом, герой нашего сегодняшнего рассказа после принятия на вооружение получил обозначение Strv-103 – 3-й танк с 10-см (105-мм орудием).

Шведский "Центурион" в окраске сил ООН

Шведский "Центурион" в окраске сил ООН

Мы пойдем другим путем…

К идее разработки собственного танка шведы вернулись в 1958 г. Приобретение "Центурионов" позволило снять остроту проблемы бронетанкового вооружения, но было очевидно, что британские танки – все-таки, оружие сегодняшнего дня, а на перспективу понадобятся более совершенные машины. Поначалу консорциум фирм в составе "Ландсверка", "Бофорса" и "Вольво" попытался всучить военным доработанный EMIL, но его сочли слишком дорогим. Ничего не оставалось, как рассмотреть альтернативные предложения. И тут на первый план вышел эскизный проект под обозначением "Alternativ S" (S Sverige, т.е. Швеция; все название можно перевести как "Шведская альтернатива"). Разработал его в 1956 г. Свен Берге – инженер из Управления вооружений.

Эскиз "Шведской альтернативы". Конструктор Свен Берге

Эскиз "Шведской альтернативы"                                        Конструктор Свен Берге

Создавая свой проект, Берге стремился максимально уменьшить площадь проекции танка с целью снижения его уязвимости. Единственным способом радикально решить проблему виделся отказ от башни и переход к безбашенной компоновке с установкой основного вооружения в корпусе. Таким образом, танк из машины, состоящей из двух частей – корпуса и башни – превращался в одноблочный объект более простой формы, с меньшей трудоемкостью изготовления, но большими возможностями усиления защиты. Но появлялась другая проблема – обеспечения необходимых углов обстрела. К её решению Берге подошел не менее радикально: в проекте "Шведской альтернативы" пушка жестко устанавливалась в корпусе, будучи совершенно лишенной каких-либо механизмов наводки, как вертикальной, так и горизонтальной. Наведение на цель осуществлялось как на самолете-истребителе – всем корпусом танка, а функции наводчика перешли к механику-водителю. Наведение оружия по горизонтали осуществлялась с помощью обычного гидростатического механизма поворота, оказавшегося очень эффективным: на сухом грунте танк за секунду поворачивался на 90 градусов. По вертикали наводка осуществлялась перекачкой масла в гидропневматической подвеске от передних опорных катков к задним и, соответственно, наоборот. Правда, такое решение имело и свои минусы: оно делало невозможным применение стабилизатора – а следовательно, и стрельбу в движении.

Жесткая установка орудия в корпусе, помимо отказа от наводчика (точнее, совмещения его функций с механиком-водителем), позволяла применить относительно простой автомат заряжания, отказавшись и от заряжающего. Таким образом, теоретически экипаж "Alternativ S" можно было ограничить механиком-водителем и командиром. Но конструкторы, все-таки, оставили в составе экипажа третьего члена – радиста, разместив его лицом назад по направлению движения. Такое размещение было неслучайным – при движении задним ходом радист выполнял функции механика-водителя, у него имелись соответствующие органы управления.

  Весьма оригинальным оказался Берге и в выборе силовой установки для своего танка. В то время на боевых машинах безраздельно доминировали двигатели внутреннего сгорания – дизельные или бензиновые. Проводились и эксперименты с газовыми турбинами. С одной стороны, они были довольно привлекательными из-за высокой удельной мощности, с другой – чрезмерно прожорливыми. Берге предложил применить комбинированную силовую установку, как на кораблях: маршевый, относительно маломощный и экономичный, дизель и дополнительную газовую турбину, включающуюся при необходимости резко увеличить мощность (при движении с максимальной скоростью или преодолении труднопроходимых участков местности). После исследования ряда альтернативных вариантов, такой состав силовой установки был окончательно одобрен в 1959 г. Для отработки силовой установки и гидропневматической подвески был построен ходовой макет, а в 1958 г. военные заказали два полноценных прототипа танкам Strv-103, готовых к 1961 г.


Ходовой макет "Шведской альтернативы".Ходовой макет для отработки силовой установки и подвески "Шведской альтернативы"
Ходовой макет "Шведской альтернативы".

Ходовой макет для отработки силовой установки и подвески "Шведской альтернативы"

 


Компоновка и защищенность

Танк Strv-103 выполнен по схеме с передним расположением моторно-трансмиссионного отделения. Такое расположение повышало защищенность экипажа. Однако для обслуживания силовой установки пришлось вырезать в верхнем бобовом листе три люка, закрывавшиеся крышками. Для замены двигателя приходилось целиком снимать верхний лобовой лист и пушку.

Схема внутреннего расположения Strv-103. Оранжевым цветом выделен ГТД.
Схема внутреннего расположения Strv-103. 

За моторно-трансмиссионным отделением располагалось обитаемое – совмещенное управления и боевое. В обитаемом отделении справа от орудия находился командир, слева – механик-водитель (он же выполнял функцию наводчика), за ним лицом к корме размещался радист. Орудие располагалось по оси корпуса, и было сильно смещено в корму – его казенная часть находилась примерно на уровне четвертого опорного катка. Кормовую часть машины занимали магазины механизма заряжания пушки.

Бронекорпус Strv-103 сварной, из катанной гомогенной стали. Изготавливала его фирма "Нохаб" (г. Трольхеттен), специализировавшаяся на производстве локомотивов и паровых турбин.

В боковой проекции корпус Strv-103 имеет форму клина с острием, направленным вперед. Лобовые листы установлены под очень большими углами наклона: верхний - 78°, а нижний - 72°. Толщина же их была довольно умеренной – 60 мм для верхнего листа и 50 мм для нижнего. Ещё слабее было бронирование борта и кормы. В верхней части борта его толщина составляла 50 мм для вертикальных листов и всего 20 мм для тех участков, где бронирование было установлено под углом 67°. Толщина нижней части борта составляла 38 мм, кормы – 20 мм для верхней части (угол установки 80°) и 30 мм для нижней (45°). Днище имело толщину 15 мм, крыша – 25 мм. Такое достаточно скромное бронирование было обусловлено стремлением к снижению массы танка – ведь согласно требованиям заказчика он должен был стать плавающим (об этой особенности Strv-103 мы расскажем чуть далее).


Силовая установка и подвижность

В процессе подбора состава силовой установки для Strv-103 конструкторы исследовали 12 вариантов, пока не остановились на комбинации из дизеля "Роллс-Ройс" К60 и газотурбинного двигателя (ГТД) "Боинг" 502-10МА. Двухтактный 6-цилиндровый оппозитный многотопливный дизель развивал мощность 240 л.с. На первых опытных образцах Strv-103 установили более старые 8-цилиндровые дизеля "Роллс-Ройс" В81 (230 л.с.), но после начала поставок моторов К60 они были заменены. ГТД "Боинг" 502-10МА развивал мощность 330 л.с. Он был достаточно простым и надежным, но лишенным теплообменника, а значит – неэкономичным. Некоторое время конструкторы "Бофорса" провозились с доводкой "боинговской" турбины, создав теплообменник собственной конструкции. Но в конечном итоге решили заменить ГТД целиком, установив изделие другой американской фирмы – "Катерпиллер" 553. Этот двигатель не только был более экономичен, но и развивал на 50 % большую мощность (490 л.с.).

Двигатели располагались в передней части корпуса: дизель – справа от пушки, а ГТД – слева. Радиаторы охлаждения и вентиляционная установка находились в отдельных бронированных кожухах в корме, позади боевого отделения; воздухозаборники и воздушные фильтры, а также выпускные коллекторы – снаружи корпуса на надгусеничных полках; два глушителя дизельного двигателя – в задней части правого спонсона.

Первые серийные Strv-103 оборудовались инерционным воздухоочистителем для ГТД с большим количеством циклонов и продувочным вентилятором. Однако опыт эксплуатации показал необходимость более тщательной очистки воздуха, поэтому в систему был включен дополнительный контактный фильтр.

ГТД был связан с дизелем механическим редуктором и подключался лишь при движении в тяжелых условиях. Установка газовой турбины имела и ещё одно следствие, особенно важное для северной Швеции: ГТД легко запускался даже при очень низких температурах и в зимние холода мог служить стартером для дизеля.

На танке Strv-103 применена гидромеханическая трансмиссия "Вольво" DRH-1M, позволяющая как совместное, так и раздельное использование двигателей – естественно, это повышало живучесть машины. Сама трансмиссия состояла из гидротрансформатора, коробки передач и механизма поворота с гидравлической передачей в дополнительном приводе. Коробка передач обеспечивала две скорости вперед и две – назад, причем в обоих направлениях танк мог двигаться с одинаковой скоростью: до 18 км/ч – на первой передаче и до 50 км/ч – на второй.

Управление обоими двигателями осуществлялось от одной педали подачи топлива, связанной с ними посредством механической координационной системы. При нормальных условиях дороги муфта ГТД оставалась выключенной, но при необходимости увеличения мощности силовой установки двигатель мог плавно подключаться.

Подвижность Strv-103 существенно превышала таковую у "Центуриона" – максимальная скорость последнего составляла 35 км/ч, а запас хода – 190 км. У Strv-103 же запас хода достигал 390 км. Его обеспечивали два 460-л топливных бака, размещенных в задних наружных спонсонах и ещё один, емкостью 113 л, установленный на полу моторно-трансмиссионного отделения.

Основной запас топлива размещался в двух кормовых навесных баках

Основной запас топлива размещался в двух кормовых навесных баках

Танк Strv-103 мог самостоятельно преодолевать водные преграды, причем не по дну с помощью оборудования для подводного вождения (как, например, советские танки или немецкие "Леопарды"), а вплавь. Для этого служило специальное полотнище из синтетической ткани, растягиваемое вдоль бортов на стойках. Механик-водитель управлял машиной на плаву стоя на корме при помощи тросов-"вожжей". Скорость на плаву достигала 7 км/ч.

Strv-103 мог преодолевать водные преграды вплавь при помощи специального полотнище из синтетической ткани, растягиваемого вдоль бортов на стойках

Strv-103 мог преодолевать водные преграды вплавь при помощи специального полотнище из синтетической ткани, растягиваемого вдоль бортов на стойках


Ходовая часть

Применительно к одному борту ходовая часть Strv-103 состояла из четырех обрезиненных опорных катков большого диаметра; двух поддерживающих роликов; ведущего колеса переднего расположения со съемными зубчатыми венцами и цевочным зацеплением; направляющего колеса. Гусеница состоит из 61 металлического трака (со съемными резиновыми подушками) шириной 670 мм.

Конструкция подвески танка в значительной мере обусловлена спецификой установки вооружения – ведь она выполняла одновременно функции механизма наводки орудия. Подвеска управляемая гидропневматическая, позволяющая изменять положение опорных катков по высоте и тем самым приподнимать или опускать носовую часть машины или её корму, осуществляя вертикальную наводку орудия. Осуществляется это посредством двух гидроцилиндров, штоки которых шарнирно связаны с балансирами первого и четвертого опорных катков. Второй и третий опорные катки имеют независимую подвеску.

Гидропневматическая подвеска Strv-103 выполняла функции механизма вертикальной наводки орудия

Гидропневматическая подвеска Strv-103 выполняла функции механизма вертикальной наводки орудия

Поскольку наведение пушки по горизонтали осуществлялось посредством поворота машины, для уменьшения сопротивления грунту длину опорной поверхности уменьшили до 2,85 м, а за счет подъема крайних опорных катков её можно было ещё сократить.

Вооружение

Основу вооружения Strv-103 составляла 105-мм пушка "Бофорс" L74, разработанная на основе известного английского орудия L7. От оригинала с туманного Альбиона скандинавский вариант отличался, прежде всего, более длинным стволом – 62 калибра вместо 52-х. Пушка имела гидравлический тормоз отката и пружинный накатник. Жесткая установка орудия в корпусе позволила применить достаточно простой механизм заряжания, связанный с тремя магазинами, которые размещались в корме танка за боевым отделением. Магазин № 1 имел четыре вертикальных шахты по 5 выстрелов по горизонтали – всего 20 снарядов, магазин № 2 имел пять вертикальных шахт и столько же выстрелов по горизонтали – всего 25 снарядов. Магазин № 3 имел один ряд на 5 снарядов. Таким образом, боекомплект танка состоял из 50 снарядов. Как правило, первый магазин снаряжался осколочно-фугасными снарядами, второй – бронебойными, а третий – дымовыми. Затвор пушки и противооткатные устройства размещались над магазинами между двух блоков системы охлаждения. Наличие механизма заряжания обеспечивало скорострельность 15 выстр./мин.

Основное вооружение Strv-103 – 105-мм нарезное орудие

Основное вооружение Strv-103 – 105-мм нарезное орудие

При перезарядке орудия стреляная гильза выбрасывалась через люк, расположенный в кормовой части машины. Вместе с размещенным в средней части ствола эжектором, это существенно уменьшало загазованность обитаемого отделения танка. Перезагрузка опустевших автоматов заряжания производилась вручную через два люка расположенных в корме корпуса и занимала 5-10 минут.

Вспомогательное вооружение Strv-103 изначально состояло из двух пулеметов – 12,7-мм М2НВ и 7,62-мм Ksp-58 – установленных в спонсоне (бронированном коробе) на левой надгусеничной полке. Наведение пулеметов осуществлялось так же, как и пуш

ки – всем корпусом танка. В процессе испытаний было признано целесообразным добавить ещё один пулемет Ksp-58 в дистанционно управляемой установке на командирской башенке – не столько для ПВО, сколько для защиты от противотанковых средств вражеской пехоты с бортов и кормы. Уже в ходе производства крупнокалиберный М2НВ заменили третьим Ksp-58. Боекомплект всех трех пулеметов составлял 2750 патронов.

Механик-водитель и командир танка имели в своем распоряжении бинокулярные комбинированные оптическиеБинокулярный прицел. приборы "Юнгер" OSP-1 с переменной кратностью увеличения (6х, 10х и 18х). В ходе модернизации в прицел механика-водителя/наводчика был встроен лазерный дальномер LV-300 (диапазон измерения дальности от 200 до 9995 м). Приборы наблюдения командира были стабилизированы в вертикальной плоскости, а командирская башенка в горизонтальной. Помимо этого использовались сменные перископические блоки ОР-2: четыре блока было установлено в командирской башенке, один у механика-водителя, два блока имел радист. Все оптические приборы были прикрыты броневыми заслонками.

Серийное производство и модификации

Поставки базовой модели Strv-103А начались в 1966 г. В общей сложности построили 80 таких машин. В 1969-1971 гг. армия получила 210 танков Strv-103В. От первой модели они отличались более мощной газовой турбиной "Катерпиллер" 553, заменой крупнокалиберного пулемета на обычный, а также несколько усиленным бронированием. Дополнительно танки Strv-103В получили лобовой противокумулятивный экран – решетку из броневой стали, способную выдержать до четырех попаданий гранат РПГ. Интересно, что это устройство считалось секретным, и в мирное время на танки не устанавливалось – экраны хранились на складах и должны были монтироваться лишь при объявлении мобилизации.

В 1986-1989 гг. танки Strv-103В прошли радикальную модернизацию, получив обозначение Strv-103С. В ходе неё дизель К60 был заменен американским двигателем "Детройт Дизель" 6V-53Т мощностью 240 л.с. Доработанная коробка передач теперь имела три скорости вперед и две – назад. Меньшие габариты нового дизеля позволили увеличить запас топлива. Кроме того, на машине были установлены новые радиаторы системы охлаждения, глушитель и генератор. В качестве оригинальных противокумулятивных экранов с каждого борта танка закрепили по девять канистр с топливом емкостью 22 л каждая. Увеличили и емкость кормовых навесных баков. Защита лобовой нижней части корпуса усилена за счет оборудования каждой машины бульдозерным отвалом (ранее такое оборудование имел лишь один танк на взвод).

Танк Strv-103С получил новую систему управления огнем фирмы "Бофорс" с цифровым баллистическим вычислителем, а также приборы ночного видения. В боекомплект орудия ввели выстрел с подкалиберным бронебойным снарядом М-111 израильской разработки. В задней части корпуса смонтировали двуствольный 71-мм гранатомет "Лиран" для стрельбы осветительными боеприпасами. В результате всех внесенных изменений масса танка возросла с 39,7 до 42,5 т.

В 1992 г. танки Strv-103С получили узлы для крепления динамической брони в лобовой части корпуса, а также фильтровентиляционную установку с наддувом воздуха для обитаемого отделения.

Модернизированный Strv-103С.

Модернизированный Strv-103С.

Последняя попытка модернизации безбашенного танка была предпринята в середине 90-х гг., когда фирма "Бофорс" предложила вариант Strv-103D. Установленный на нем баллистический компьютер в течение миллисекунд определял данные для стрельбы и мог автоматически осуществлять необходимую для прицельного выстрела "вертикальную" установку танка на управляемой подвеске. Доработкам подверглись приборы наблюдения, была добавлена навесная броня по бортам и в корме, увеличена толщина бронирования днища. Однако военные отвергли предложение "Бофорса", в 1994 г. закупив немецкие "Леопарды" 2А4 (160 единиц), а позже – "Леопарды" 2А5. Новые танки получили обозначение Strv-121 и Strv-122 соответственно. В 1997 г. танки Strv-103С были окончательно сняты с вооружения. Единственный же прототип Strv-103D попал в музей. По музеям в различных странах разошлось и несколько десятков экземпляров Strv-103С.

Единственный экземпляр модернизированного Strv-103D рядом с легким танком Ikv-91

Единственный экземпляр модернизированного Strv-103D рядом с легким танком Ikv-91


Машины на базе Strv-103

В отличие от своих зарубежных "сверстников", шведский танк практически не использовался в качестве шасси для спецмашин. Правда, попытки такие предпринимались. В печати часто встречается утверждение, что на доработанном шасси Strv-103 выпускалась 155-мм САУ Bkan-1 (VK-155), но это не совсем верно. Её прототип создавался на шасси несостоявшегося танка EMIL, а в серийных машинах использовали лишь некоторые узлы от Strv-103А: комбинированная силовая установка, опорные катки и некоторые детали подвески.

На шасси Strv-103А была создана зенитная самоходная установка VEAK-4062, вооруженная спаркой 40-мм пушек "Бофорс" L70, установленных во вращающейся башне. В нише башни смонтировали РЛС 3-см диапазона и баллистический вычислитель. На башне размещался резервуар водяной системы охлаждения стволов пушек. Возимый боекомплект состоял из 425 выстрелов. Оригинальным было размещение экипажа: все его члены, включая механика-водителя, размещались в башне. Однако из-за этого ЗСУ не имела возможности вести огонь в движении: для вращения башни требовалось предварительно рассоединить тяги управления. В целом VEAK-4062 обладала потенциальными возможностями для модернизации, но получалась слишком дорогой, причем существенная доля её стоимости приходилась на гидропневматическую подвеску и комбинированную силовую установку, доставшиеся "в наследство" от танка, но в принципе не нужные для ЗСУ. В конечном итоге, от серийного выпуска VEAK-4062 отказались.

Безбашенные танки в строю

Шведская армия мирного времени в 50-е – 80-е гг. прошлого века не содержала привычных соединений (корпусов, дивизий, бригад), состоя лишь из учебно-мобилизационных полков. В них призывники проходили обучение и боевую подготовку. В случае объявления мобилизации на базе этих полков разворачивались соединения военного времени – пехотные (двух типов – обычные и норландские, предназначенные для действий в северных районах страны) и бронетанковые бригады. В мирное время имелось 45 учебно-мобилизационных полков, из них семь бронетанковых, в военное – разворачивалось 19 пехотных, пять норландских пехотных и четыре бронетанковые бригады.

Все основные боевые танки сосредотачивались в составе бронетанковых бригад – в пехотных имелось лишь по роте легких танков IKV-91. По мнению шведских военных специалистов, бронетанковая бригада была способной решать любые задачи во всех видах боевых действий. Однако сложные физико-географические условия страны затрудняют применение бронетанковых соединений на большей части территории. Лишь южные районы, где преобладает сравнительно равнинная местность, подходят для действий бронетанковых войск. Кроме того, именно эти районы в наибольшей степени уязвимы с моря и могут быть использованы противником для высадки крупных морских десантов. Поэтому все четыре бронетанковые бригады, развертываемые при проведении мобилизационных мероприятий, намечалось применять в Южной Швеции.

Шведская бронетанковая бригада в развернутом виде представляла собой достаточно крупное соединение с численностью личного состава около 5700 чел. Её основу составляли три бронетанковых батальона – по сути, готовые боевые группы, располагающие не только танками, но и мотопехотой, артиллерией, саперами. В организационном отношении батальон включал штабную, две танковые, две мотопехотные роты, роту обеспечения и батарею самоходных гаубиц. Штабная рота численностью около 150 чел. включала взводы штабной, связи и три разведывательных, танковая (140 чел.) – четыре танковых взвода (по три Strv-103), мотопехотный и управления, мотопехотная (160 чел.) – три мотопехотных взвода, противотанковый и управления. Рота снабжения (200 чел.) включала взводы саперный, ремонтно-эвакуационный, медицинский и мостоукладчиков, а также секции управления и снабжения горючим. Наконец, артбатарея (40 чел.) состояла из двух огневых взводов, взвода управления и секции снабжения. В общей сложности на вооружении батальона состояло 24 танка Strv-103, четыре 105-мм самоходные гаубицы Ikv-103 (приняты на вооружение в 1956 г., несколько напоминали по компоновке немецкие "штурмгешютцы" времен Второй мировой войны), 40 бронетранспортеров Pbv-302, восемь 90-мм безоткатных орудий, 35 84-мм гранатометов "Карл Густав" и другая техника.

Помимо бронетанковых батальонов, в бригаду входили:

- штабная рота (около 170 чел.);

- артиллерийский дивизион (700 чел., 12 155-мм буксируемых гаубиц FH-77B);

- разведывательная рота (150 чел., два разведвзвода на БТР, два – на автомобилях, противотанковый взвод);

- противотанковая рота (140 чел., 12 ПТРК "Тоу");

- зенитная батарея (140 чел., 12 20-мм зенитных пушек и 6 ПЗРК RBS-70);

- инженерный батальон (400 чел.; роты штабная, понтонно-мостовая, инженерная и саперная);

- батальон снабжения (около 700 чел.; роты штабная, транспортная, снабжения, ремонтно-восстановительная, медико-санитарная, снабжения горюче-смазочными материалами).

Проверить в бою эффективность структуры и вооружения своих бронетанковых бригад шведам, к счастью, не довелось. Поэтому судить о способах их применения можно только по уставам и наставлениям, а также исходя из итогов учений. Предполагалось, что бронетанковые бригады будут находиться в непосредственном подчинении командующих военных округов, а в отдельных случаях – придаваться пехотным дивизиям, действующим на главном направлении. Основным предназначением бронетанковых бригад считалось нанесение ударов по противнику с целью разгрома его основных группировок. Однако в отдельных случаях, например, при достижении противником успеха в результате внезапного нападения или численного превосходства, допускалось их использование для ведения сдерживающих или оборонительных действий.

В составе бронетанковых бригад Strv-103 взаимодействовали с мотопехотой на бронетранспортерах Pbv-302

В составе бронетанковых бригад Strv-103 взаимодействовали с мотопехотой на бронетранспортерах Pbv-302

Исходя из конкретных условий рельефа местности и наличия больших лесных массивов, бронетанковые бригады следовало применять только в тесном взаимодействии с пехотными частями полевых войск и войск местной обороны.

При ведении наступления бронетанковая бригада должна была действовать на главном направлении, строя свои боевые порядки в два эшелона (два батальона в первом и один – во втором). Ширина полосы наступления могла достигать 10 км. Учитывая сложный рельеф и наличие обширных участков закрытой местности в наступлении рекомендовалось широко использовать маневр подразделений для нанесения ударов во фланг или тыл противника, если он имеет открытые фланги и не успел в достаточной мере укрепить свою оборону.

В обороне бронетанковая бригада в зависимости от характера действий противника и условий местности могла строить боевые порядки в один или два эшелона. При этом ширина полосы обороны составляла 15-25 км. Оборона носила, как правило, очаговый характер: подразделения бригады прикрывали наиболее вероятные направления наступления противника, организуя тесное огневое взаимодействие.

Для замедления темпов продвижения противника, нанесения ему потерь в живой силе и боевой технике, а также создания условий для развертывания своих войск бронетанковая бригада могла вести сдерживающие боевые действия на широком фронте (до 35 км). В ходе их занимались оборонительные рубежи на выгодных участках местности. По мере выполнения поставленных задач планировался отход подразделений с занимаемых рубежей, организовывая засады и контратаки во фланг наступающего противника.

На фоне "сверстников"

С момента своего появления Strv-103 вызвал живой интерес зарубежных специалистов. Вот только признавать его танком почему-то не спешили – с точки зрения, скажем, американских и британских военных Strv-103 являлся всего лишь противотанковой самоходкой. При всех его плюсах – низком силуэте, высокой скорострельности, отличной подвижности, способности плавать – у "Шведской альтернативы" были и вполне очевидные недостатки. В частности, отсутствие башни делало Strv-103 в принципе непригодным для уличных боев. Именно это и стало одной из причин сохранения на вооружении армии Швеции, наряду с Strv-103, и старых "Центурионов", считавшихся более универсальными. На Strv-103 возлагались задачи борьбы с танками, ну а для поддержки пехоты лучше годились Strv-101/102.

Мнения иностранных военных, опробовавших "Шведскую альтернативу", можно свести к следующей сентенции: "Да, машинка конечно прикольная, но… нам бы чего попроще!". Первыми к подобному выводу пришли норвежцы, испытавшие Strv-103А в 1967 г. В итоге, соседи по Скандинавии сделали выбор в пользу немецкого "Леопарда" 1 – танка классической компоновки. Два экземпляра Strv-103А с апреля по сентябрь 1968 г. подвергались всесторонним испытаниям в британской бронетанковой школе в Бовингтоне. По их итогам было дипломатично заявлено, что "безбашенная компоновка не является хуже традиционной", но покупать шведские танки англичане не спешили. В 1973 г. они вновь провели цикл сравнительных испытаний Strv-103В со своим основным боевым танком "Чифтен" – на этот раз на территории ФРГ, на полигонах Британской Рейнской армии. Но и в этот раз решения о покупке не последовало.

Опробовали Strv-103В и американцы. Испытания проходили в Форт-Ноксе в 1975 г. – в то время изучалась целесообразность принятия на вооружение армии США легкого (относительно, конечно) истребителя танков, и шведская машина рассматривалась в качестве возможного прототипа. Испытания проводились с привлечением не только самих танков, но и двух подготовленных шведских экипажей. Их результаты оказались весьма занятными – выяснилось, например, что огонь Strv-103В на больших дистанциях более точен, чем у новейшего по тем временам американского танка М60А1Е3 (будущего М60А3). Благодаря механизму заряжания интервал между двумя прицельными выстрелами у Strv-103В оказался в 1,5 меньше. Единственным недостатком по сравнению с американским танком являлась полусекундная задержка первого выстрела.

Подводя итог отметим, что большинство оригинальных решений, воплощенных в Strv-103, так и не нашло применения в танках других стран. Это касается и безбашенной компоновки (установка оружия в башне, все-таки, была признана предпочтительнее), и комбинированной силовой установки (другие танки комплектовались либо дизелями, либо – в случае с Т-80 и М1 "Абрамс" – газотурбинными двигателями). Даже сами шведы заменили Strv-103 гораздо более традиционными "Леопардами". А Strv-103 так и остался в истории танкостроения как один из наиболее оригинальных танков.