Танки мира Танки мира
+7(495)230-06-83
Время работы: пн-пт c 10 до 18
worldtanks.vip@mail.ru
A39 Tortoise

A39 Tortoise

24.09.2014

Тортила спешит медленно 

Разработка доктрины               

Разработка A39 “Tortoise” (Черепаха) шла, в целом, в русле британкой концепции развития штурмового танка (assault tank), приятой в 1939 году - тяжелой бронированной машины, способной действовать против долговременных фортификационных сооружений противника и выдерживать его огневое воздействие.

 Однако, непосредственным «спусковым крючком» явились результаты неудачного для англичан рейда на Дьепп 19 августа 1942 года. В этой операции принимали участие 58 танков “Churchill” модификаций I, II и III 17-го канадского армейского Калгарийского танкового полка (Calgary Regiment). Не сумев преодолеть дамбу и баррикады, преграждавшие выходы с пляжа, на который производилась высадка, танки сразу же оказались под перекрестным огнем германской артиллерии. Их ответный огонь был совершенно неэффективен, так как в боекомплектах 2- и 6-фунтовых пушек отсутствовали фугасные снаряды, а 76-мм гаубицы имели слишком маленький угол вертикальной наводки, и им мешала дамба. Все высадившиеся танки были подбиты и оставлены экипажами, причем только одному танкисту удалось вернуться в Англию. После такого серьёзного урока британский Генеральный штаб, в ведении которого находилась разработка доктрины применения бронетанковых войск, начал проявлять повышенный интерес к разработке штурмового танка.

Британские военные считали, что, высадившись на европейский континент, они встретят упорное сопротивление немцев на хорошо укрепленных в фортификационном отношении позициях. Основные трудности ожидались при штурме насыщенной бетонными ДОТами, противотанковыми рвами, минными полями и другими оборонительными сооружениями «линии Зигфрида».

В середине февраля 1943 года начальник Управления бронетанковой техники (эта должность обозначалась в британских документах аббревиатурой D.A.F.V) инициировал пересмотр тактико-технических требований. Уже к концу месяца было готово новое техническое задание на проектирование штурмового танка. Его основными положениями были: толщина лобовой брони не менее 6 дюймов, толщина боковых и задних броневых листов должна составлять, соответственно, 60% и 40% от лобового, бронирование крыши и днища – 25 мм. Особое внимание обращалось на способность машины действовать на местности, насыщенной различными препятствиями и минными полями.

Дальнейшее уточнение роли штурмовых танков было произведено в совместном меморандуме военного министра и министра снабжения, датированном 23 апреля 1943 года. В документе констатировалось, что развитие минных полей и противотанковых препятствий, в дополнение к противотанковой артиллерии, способно ограничить действие на поле боя любого из имеющегося в распоряжении британского командования штурмового танка. Считалось, что прорывать укрепленные позиции противника будут хорошо забронированные машины (скорость хода не являлась принципиальным показателем), вооруженные не только орудиями и пулеметами, но также и огнеметами. В качестве временной меры признавалось возможность усиления броневой защиты танка “Chuchill”, но основной акцент делался на разработку принципиально новой машины. Задача отработки действий штурмовых групп возлагалась на 79-ю танковую дивизию (79th Armoured Division) совместно с инженерно-штурмовой школой в Олдершоте (Aldershot).

 

История проектирования

По данному направлению было разработано множество проектов, большинство из которых так и остались на бумаге. И только три фирмы построили опытные образцы.

Компания “English Electric” предложила, на основе узлов и агрегатов танка Cromwell (A27), проект тяжелого штурмового танка А33 “Excelsior”. Машина имела массу 45,722 т и максимальную толщину брони 114 мм. Прототипы были построены в 1943 году в двух вариантах. В первом случае это была машина с ходовой частью и подвеской, заимствованной от американского танка T1 и вооруженная 57-мм орудием. Во втором – образец с подвеской типа RL и вооруженный 75-мм орудием.

Фирма “Ruston & Hornsby” представила свой проект A38 “Valiant”, разработанный на основе неплохо зарекомендовавшего себя  танка “Valentine”. Машина имела лобовое бронирование толщиной 112 мм и вооружалась 57-мм пушкой QF 6 или 75-мм QF 75. К 1944 году были построены два прототипа, на чем работы и завершились.

Испытывался в Великобритании и американский штурмовой танк T14, но из-за множества конструктивных недостатков был отвергнут.

Наиболее тернистый путь выбрали для себя конструкторы фирмы “Nuffield Mechanisation Ltd.” из Бирмингема (Birmingham). Вместо разработки новой машины на базе уже существующей, они начали проектирование «с чистого листа» и к 13 мая 1943 года подготовили для рассмотрения Танковой Комиссией сразу три варианта штурмового танка.

Первый проект носил наименование AT1 и представлял собой машину массой 45 т с 4-дм (101,6 мм) лобовой броней. В небольшой башне грушевидной формы устанавливалась 75-мм пушка или 95-мм гаубица, имевшие круговой обстрел. Форма корпуса была близкой к таковой у  танка A38 “Valiant”. Ходовая часть состояла из двенадцати опорных катков с торсионной подвеской.

Проект AT2 имел то же вооружение и бронирование, но вместо башни, устанавливалась неподвижная рубка.  Это улучшало условия работы экипажа и снижало массу до 41 т.

Вариант AT3 также имел неподвижную коробчатую боевую рубку, но на её  крыше продольно устанавливались две башни со спаренными пулеметами. Толщина брони лобовой части корпуса составила при этом 203 мм, толщина же бортовых листов осталась неизменной (101,6 мм). По сути, это была выполненная на более высоком техническом уровне “Matilda I”.

Как бы это ни казалось странным, но в качестве отправной точки для дальнейших работ комиссия выбрала AT3, потребовав дополнительно установить на крышу корпуса 6-дюймовый миномет, а в правой надгусеничной полке – огнемет. Уже к 19 мая конструкторы представили ещё два варианта: AT4 и AT5. В первом случае (масса 38 т) надстройка корпуса была уменьшена по высоте и сделана ступенчатой, что позволило размесить в два яруса три пулеметных башни. Также машина получила высокую командирскую башенку. В корпусе установили жестко закрепленный 152-мм миномет, а в надгусеничной нише – огнемет. Второй вариант был «облегченным» (масса 36 т) за счет отказа от одной из пулеметных башен.

К 31 мая появился проект AT6. Корпус значительно расширили, и теперь он свешивался над гусеницами. Бронирование осталось прежним, но масса возросла до 41 т. На крыше надстройки сохранялись две пулеметные башенки, но танк получил и артиллерийское вооружение. Из-за плотной компоновки боевого отделения его пришлось размещать, подобно «ромбам» Первой мировой, в бортовых спонсонах. В правый установили спаренную с пулеметом 6-фунтовую пушку, снабдив её автоматом заряжания “Molinz”, а в левом – также спаренную с пулеметом BESA 20-мм автоматическую пушку “Polsten”. Этот вариант уже больше устраивал военных, но они все же потребовали дальнейшей доработки. Однако, представленный 10 июня вариант AT7 отличался от предыдущего лишь изменением расположения командирской и пулеметной башенок, но в следующем варианте AT8 6-фунтовая пушка переместилась со спонсона почти в центр лобовой части надстройки, а 20-мм автоматическая пушка – на правый борт.

Конструкторская мысль продолжала бурлить дальше. Представленный 22 июня 1943 года вариант AT9 уже имел диагонально расположенные на крыше надстройки орудийную (спереди слева) и пулеметную (сзади справа) башни. Размеры «орудийной» башни позволяли разместить в ней только 20-мм пушку, но и это было большим прогрессом. Масса танка возросла до 45 т.

Но такое вооружение сильно уплотняло боевое отделение, а высота машины по корпусу достигала 2,28 м. Это заставило вновь вернуться к расположению вооружения в спонсонах. Высоту командирской башенки уменьшили, а пулеметную башенку оставили одну, расположив её на корме надстройки. Толщину лобовой брони довели до 228 м, но масса осталась прежней. Проект получил индекс AT10 и фирма “Nuffield Mechanisation Ltd.” Приступила к постройке полноразмерного деревянного макета.

Однако, 9 июля 1943 года фирма получила уведомление от Генерального штаба смонтировать на «Черепаху» (так теперь назывался проект) 75-мм пушку с высокой начальной скоростью снаряда. Расчеты показывали, что  установка нового орудия потребует увеличения размеров боевого отделения, что в свою очередь, приведет к увеличению массу машины до 65 т. Однако подобные перспективы не испугали одного из руководителей фирмы сэра Майлза Томаса (Miles Thomas), который позднее займет пост начальника отдела бронетанковой техники в министерстве снабжения. Он пришел к выводу о возможности установки даже более мощного 17-фунтового (76,2 мм) орудия.  Эта пушка, массовое производство которой началось в 1943 году, по праву, стала одним из лучших противотанковых орудий союзников. Её уже начали устанавливать на танк “Sherman”, получив, таким образом, модификацию "Sherman Firefly". При использовании подкалиберного снаряда с отделяющимся поддоном она была способна пробить броню практически любого немецкого танка. Кроме бронебойных, в её боекомплект входили также осколочно-фугасные снаряды.

Очередной вариант, названный AT13 (о проектах AT11 и AT12 информация отсутствует), представили 21 августа 1943 года. Для установки нового орудия пришлось полностью перепроектировать надстройку, увеличив её в размерах. Это повлекло дальнейший рост массы и потребовало замены шасси. Надстройку планировали изготовлять цельнолитной, что увеличивало его прочность, но создавало большие технологические трудности.

Теперь ходовая часть, применительно на один борт, состояла из девяти опорных катков (из них 8 попарно блокировались в 4 тележки с торсионной подвеской, а девятый был «независимым»), четырех поддерживающих роликов, ведущего и направляющего колес. При прохождении через сборные мосты системы Д.Бейли, предельная ширина которых составляла 10 футов и 4 дюйма 9 (около 3,15 м), внешние колеса тележек снимались вместе с гусеничным экраном.

Если на вариант AT10 планировалось установит двигатель “Ford” (V8 серии GAA или V12), то AT13 получил “Rolls-Royce” Mk. V “Meteor” с коробкой передач “Merritt-Brown”, которая позволяла развивать одинаковую скорость при движении как передним, так и задним ходом.

Вооружение состояло из 17-фунтового орудия, расположенного вместе со спаренным пулеметом BESA, в правом бортовом спонсоне. Угол вертикальной наводки составлял 10°, горизонтальной – 40°. Боекомплект – 50 снарядов. На левой стороне было предусмотрено размещение также спаренной с пулеметом BESA 95-мм гаубицы с углами вертикальной наводки 20° и горизонтальной – 10°. В другом варианте вместо гаубицы могла устанавливаться 20-мм автоматическая пушка. На крыше корпуса размещалась башенка с двумя пулеметами, имевшая круговой обстрел.

Таким образом, проект переместился в класс сверхтяжелых машин, что не устраивало военных. Поэтому дальнейшие усовершенствования конструкции были направлены на снижение массы. Проект AT14, представленный 18 сентября 1943 года, был облегчен на 3 тонны за счет отказа от 20-мм автоматической пушки. Теперь масса машины составляла 60 т. Такой вариант устроил заказчика по всем параметрам, кроме одного. Размещение 17-фунтового орудия в бортовом спонсоне создавало большие неудобства работе расчета и требовало солидной весовой компенсации с противоположной стороны.

Эти замечания привели к появлению уже 21 сентября 1943 года проекта AT15. Теперь орудие располагалось в центре лобовой части надстройки. Пулеметная башенка переместилась на правую сторону, а командирская – на левую. Вариант AT15A, датированный 5 октября 1953 года отличался увеличенной надстройкой. Масса машины возросла при этом до 65 т. Конструкторам казалось, что именно этот вариант и пойдет в производство.

Однако, 24 сентября 1943 года состоялось совещание с участием представителей британского военного ведомства (War Office) и министерства снабжения (Ministry of Supply), на котором была принята новая концепция штурмового танка. Теперь от него требовалась 8-дюймовая броня и вооружение из 17-фунтовой  или 3,7-дюймовой пушки и пулеметов. Это послужило для военных основанием потребовать установки на «Черепаху» 3,7-дюмового орудия.

Это орудие начали разрабатывать ещё в 1942 году в качестве замены 17-фунтовому. Генеральный штаб хотел, как минимум, 25-процентного увеличения бронепробиваемости. Довольно быстро стало ясно, что, совершенствуя боеприпасы 17-фунтовки, добиться такого результата невозможно. Тогда обратили внимание на 94-мм зенитное орудие “QF 3.7-in Heavy Anti-aircraft Gun”. Следует отметить, что «Черепаха» не была первой машиной на которую предпринималась попытка установки нового орудия. Несколько раньше эксперимент по установке 94-мм зенитной пушки на шасси танка “Ram” был предпринят в Канаде. Но для этой машины она оказалась слишком громоздкой.

Новый проект AT16 был готов 5 февраля 1944 года и, после некоторых доработок, утвержден в конце месяца. Новый танк получил официальное наименование A39, а фирма приступила к постройке опытного образца из неброневой стали. Однако, Генеральный штаб, даже не дожидаясь результатов испытаний, подписал контракт на изготовление 25 машин. Британские военные рассчитывали получить новое оружие к началу штурма укрепленной «линии Зигфрида» на западе Германии.

Параллельно фирма “Nuffield Mechanisation Ltd.” Разработала ещё два огнеметных варианта «Черепахи», известные как AT17 и AT18. В первом случае один огнемет устанавливался на месте орудия, а второй – в пулеметной башенке. Вариант AT18 предусматривал установку лишь одного огнемета вместо пушки. В боевом отделении разместили четыре 610-литровые емкости с огесмесью, между которыми находилось семь баллонов высокого давления, которые обеспечивали её выброс. По замыслу конструкторов, толстое лобовое бронирование должно было надежно защищать экипаж от огня противника. Однако, эти проекты не пошли дальше чертежных досок.

Довольно быстро стало ясно, что поставки новых машин в войска могут начаться, самое ранее, в сентябре 1945 года. В принципе, необходимость в тяжелом штурмовом танке отпала уже осенью 1944 года, когда выяснилось, что пресловутая «линия Зигфрида» не так страшна, «как её малюют». Да и на фоне зарубежных аналогов, например советских ИС-2 и ИС-3, «Черепаха» смотрелась, мягко сказать, странно. Затем война в Европе закончилась, и заказ сократили до 12 машин. А когда появился вооруженный таким же орудием во вращающейся башне танк A41 «Centurion» количество уменьшили до шести по цене 141 666 фунтов каждая. Всего же было собрано пять «Черепах», а шестую использовали как набор запасных частей. Принимать их на вооружение уже никто не собирался.

 

Описание конструкции

Корпус «Черепахи» был сварным и изготавливался из листов катаной брони. Самой громоздкой отливкой при этом являлась надстройка без крыши (она изготавливалась отдельно). Ещё одна литая деталь в лобовой части прикрывала трансмиссию. Максимальная толщина брони составляла 228 мм. Нижняя часть корпуса имела бортовые экраны. Моторное отделение также сваривалось из катаных листов брони и нависало над гусеницами. В левой надгусенияной полке располагались зарядный агрегат и аккумуляторы, в правой – укладка ЗИПа.

В кормовой части располагался безнаддувный V-образный 12-цилиндровый двигатель “Rolls-Royce” Mk. V “Meteor” мощностью 650 л.с. По бокам от двигателя располагалось два топливных бака: правый вмещал 390 литров топлива, левый – 245 литров. Оставшееся место слева занимал маслобак. Радиаторы располагались перед двигателем, а выхлопные трубы собирались в большой глушитель, который шел вдоль всего моторного отделения. В качестве зарядного агрегата использовался четырехцилиндровый двигатель “Morris -8”, который работал прямо на генератор. Его выхлопная труба с глушителем была выведена за боевой рубкой. Оба двигателя имели общий контур охлаждения. Коробка передач “Merritt-Brown” H51D имела шесть скоростей для движения вперед и столько же – для движения задним ходом. Для управления по курсу она имела бортовые тормоза. Такая конструкция коробки передач позволяла машине разворачиваться на месте. Крутящий момент от основного двигателя передавался на коробку передач через сцепление “Bord & Beck” и три вала, объединенных в общей трубе.

Ходовая часть имела достаточно оригинальную конструкцию. Восемь сдвоенных опорных катков на борт были сблокированы попарно в четыре тележки. Подвеска – торсионная. Торсионы были сгруппированы под полом кабины по четыре, таким образом, что на каждую бортовую тележку приходилось два торсиона. Каждый каток тележки имел ещё и независимую подвеску. Это позволяло, для сокращения габаритов машины при перевозке, снимать внешние пары катков тележки. Одновременно такая конструкция снижала характерную для шасси с широкими гусеницами высокую поперечную нагрузку на тележку. Кстати, никаких других механизмов снижения массы и уменьшения габаритов при транспортировке предусмотрено не было, что исключало возможность перевозки танка по железной дороге, погрузку через рампы десантных судов и движение по наводным мостам и узким дорогам. Следует отметить, что у «американской сестры» «Черепахи», самоходной установки T28, для этого целиком снимали внешнюю пару гусениц, что позволяло транспортировать машину по железной дороге.                 Поддерживающих катков было шесть: по два на двух центральных валах и по одному на переднем и заднем. Ведущее колесо располагалось спереди, что было необычным для тогдашнего британского танкостроения при заднем расположении двигателя, спицованный ленивец – сзади. Гусеница была представлена траками из марганцевой стали шириной 32 дюйма (813 мм) с центрирующим гребнем.

Основным вооружением танка A39 было 37-фунтовое (94-мм) орудие, которое представляло собой переделку 3,7-дюймовой зенитной пушки. Изменению подверглись противооткатные устройства и система прицеливания. Было введено раздельно-гильзовое заряжание. Начальная скорость бронебойного снаряда было 880 м/с. Позднее для этого орудия разработали более эффективный 32-фунтовый выстрел. В боекомплект входили как бронебойные, так и фугасные снаряды. Орудие монтировали в шаровой опоре диаметром 24 дюйма (610 мм), которая обеспечивала углы вертикальной наводки от -10° до +18°. Угол горизонтальной наводки составлял ±20°. Прицел наводчика монтировался в отдельной шаровой установке слева от орудия, но был жестко связан с собственно орудием.

 В лобовом листе надстройки в небольшой шаровой установке с углом склонения 35° располагался 7,92-мм пулемет BESA. Ещё два таких же пулемета располагались в верхней башенке с круговым обстрелом. Они имели углы вертикальной наводки от -10° до +15°. Эта спарка пулеметов оснащалась специальным устройством, предотвращавшим поражение расположенного на крыше надстройки оборудования. Также каждый люк был оснащен специальным выключателем, который блокировал огонь из пулеметов при открытом люке. Спуск пулеметов был электрическим. Вести огонь из этой установки могли только специально подготовленные стрелки, так как действия по устранению задержек в условиях стесненной башни требовали особых навыков.

На командирской башенке монтировался стандартный шестиствольный дымовой гранатомет, имеющий круговой обстрел. Ещё два таких же гранатомета располагались по углам передней части надстройки. Слева от люка водителя, в подвижной установке был смонтирован двухдюймовый гранатомет.

"Черепаху" оснащалась радиостанцией N19/38 (располагалась слева, между командиром и стрелком), которая обеспечивала как внешнюю, так и внутреннюю связь. Также с её помощью могла осуществляться связь с пехотной, носимой радиостанцией, укрепленной за рубкой танка. Связь могли осуществлять как командир, так и водитель, но реально осуществлять настройку радиостанции мог только левый заряжающий.

Экипаж состоял из семи человек: командира, механика-водителя, наводчика, двух заряжающих, стрелка лобового пулемета и стрелка верхней башенки. Механик-водитель размещался спереди справа от орудия, причем ему приходилось сидеть под некоторым углом к направлению движения. Если он управлял машиной через открытый люк, то сидение приподнималось и, в этой ситуации, дотянуться до педалей было весьма трудным делом. Стрелок из лобового пулемета располагался слева от орудия. Командир танка также располагался слева от орудия немного выше стрелка и имел в своем распоряжении вращающуюся башенку со смотровыми приборами и бинокулярным перископом, подвижным в вертикальной плоскости. Последний через повторители был связан с прицелами наводчика орудия и верхнего стрелка.

Стандартная британская практика использования двух заряжающих предусматривала следующую схему работы: первый заряжает орудие, а второй только оперирует замком. Однако, такой алгоритм был хорош в машинах, где имелось только раздельно-гильзовое заряжание. На танке А39 часть выстрелов хранилась в «готовом» виде на задней стенке боевой рубки в отдельных пеналах, а большая часть боезапаса располагалось под полом боевого отделения. В итоге, после проведения тщательного хронометража, было решено, что заряжающие должны отдельно досылать в орудие снаряд и гильзу заряда. Это уменьшало общее время перезарядки.

 

Эксплуатация

Постройка машин шла очень медленно. Первые экземпляры стали поступать в войска лишь в 1947 году. Все пять построенных «Черепах» получили индексы от P1 до P5. Первоначально танки планировали передать в 79-ю танковую дивизию. Однако после проведения ходовых тестов стало понятно, машины не будут приняты на вооружение и, в лучшем случае, построенные образцы будут использованы для различных испытаний.

В документах Королевского бронетанкового корпуса (Royal Armoured Corps) A39 числился танком, хотя, по сути, являлся самоходной артиллерийской установкой. Однако, в этом случае «Черепаха» попадала в ведение Королевской артиллерии. Возможно, поэтому для проведения огневых испытаний экземпляр P1 был направлен в Ларкхилл (Larkhill) под Солсбери (Salisbury), где артиллеристы планировали использовать его для разработки будущих требований к противотанковым самоходкам. Но офицер полигона, занимавшийся вычислением параметров, пришел к заключению, что дальность стрельбы даже прямой наводкой слишком велика, чтобы можно было гарантировано обеспечить безопасность за пределами полигона. А вскоре военное ведомство решило передать самоходную противотанковую артиллерию в подчинение Королевскому бронетанковому корпусу, после чего испытания продолжили в Лулворте (Lulworth) под Бовингтоном (Bovington) в танковой школе артиллерийской подготовки. Танкисты на практике изучали особенности раздельного заряжания, а также сравнивали разные способы заряжания орудия. После завершения стрельб провели и дополнительные ходовые испытания.  

В апреле 1948 года было принято решение провести испытания P4 и P5 в Германии в «обстановке, приближенной к боевой», чтобы проверить, в первую очередь, возможность транспортировки столь тяжелых машин в пределах британской оккупационной зоны. Германия все ещё продолжала находиться в руинах и её дороги, за исключением нескольких уцелевших автобанов находились в плачевном состоянии. В свете того, что в Англии в то время полным ходом шли работы над новой серией тяжелых машин FV200, то в результате такого пробега рассчитывали получить практический опыт транспортировки «монстров».

Так как ширина «Черепахи» составляла 3,91 м, то её было невозможно перевозить по железной дороге. Поэтому фирма “Cranes of Dereham” разработала специальный пятиосный транспортер, собственная масса которого была около 40 т. Вместе с погруженной на него «Черепахой» масса достигала 120 т.  Для буксировки системы применили тандем из двух тягачей “Diamond-T”. В общей сумме вес поезда составлял 155 т при длине 28,5 м. Прежде, чем покинуть Британию, водители и остальной персонал усиленно тренировались на незагруженных транспортерах. Следует отметить, что конструкция поезда требовала от двух водителей тягачей абсолютно синхронной работы. Для связи между ними имелось специальное переговорное устройство, но в светлое время суток чаще предпочитали использовать сигналы рукой.

В сформированной, так называемой, танковой испытательной команде было 6 офицеров и 55 рядовых (экипажи, снабженцы, ремонтники). Кортеж сопровождали ещё пять тягачей “Diamond-T”, транспортеры типа «Б», а также эскорт военной полиции на джипах и мотоциклах. Вначале для транспортировки морем планировали использовать стандартное танкодесантное судно типа LST, но оказалось что его трап-сходня способна выдерживать нагрузку не более 65 т. В результате, решили использовать грузовое судно «Рейс Фише», у которого имелся большой грузовой люк. Погрузка осуществлялась 150-тонным плавучим краном. 28 мая 1948 года судно направилось вниз по Темзе, покинуло берега Англии и, спустя двое суток, прибыло в Гамбург (Hamburg).

Официально испытания начались 1 июня 1948 года, кстати, имеются сведения, что тогда  же, по крайней мере, один из участвующих в них танков P5 получил собственное имя “Adventure”.

По большей части, программа испытаний предусматривала транспортировку «Черепах» по разным дорогам Германии. В отчете указывается, что всего было пройдено 1 040 км, из них своим ходом танки прошли только 160 км. Столь малый самостоятельный пробег был вызван, в первую очередь, невозможностью нормального передвижения по разбитым дорогам со встречным движением. Максимальная скорость движения достигала 19 км/ч, но средняя была гораздо ниже. При преодолении мостов «Черепахи» съезжали с транспортеров и медленно пересекали мост, после чего вновь грузились на транспортеры. При пересечении железнодорожного полотна пришлось уложить специальное покрытие, чтобы не повредить рельсы.

При прохождении города Целле (Celle), имевшего узкие и извилистые булыжные мостовые, танки также следовали за транспортерами своим ходом. Особого вреда покрытию они не нанесли, хотя опытным путем тогда же было установлено, что одного резкого поворота «Черепахи» достаточно, чтобы вывернуть все булыжники.

Особой похвалы заслужили транспортеры, в работе с которыми совершенно не было проблем.

Огневые испытания провели на полигоне под Бальзеном (Bahlsen). Стрельба велась по щитам с дистанции 2 000 метров. На экипажи, привыкшие к капризной 17-фунтовке, новое орудие произвело весьма благоприятное впечатление. Были отмечены высокая кучность стрельбы и надежная работа механизмов. После этого приступили к стрельбе по танкам. Вначале обстреляли “Sherman”, лобовая часть которого оказалась разорвана снарядом в клочья. Затем наступила очередь PzKpfw V «Panther», предположительно модификации G. Выпущенный с расстояния 1 230 метров снаряд насквозь пробил лобовую броню, вырвал кусок крыши над местом механика-водителя и оторвал часть маски орудия. Прошедшие через войну в Европе танкисты отмечали, что такое орудие дало бы им несомненное преимущество перед любым немецким танком.

Однако, в целом, отчет об испытаниях «Черепах» вовсе не был оптимистичным. В качестве иллюстрации общего впечатления стоит перечислить некоторые часто встречающиеся в нем фразы: «...отсутствие кругового обстрела», «...слишком тяжелый», «... слишком медленный», «...умопомрачительные проблемы с транспортировкой», «...раздельное заряжание».

В начале 50-х годов XX века все пять танков A39 “Tortoise” отправили на временное хранение, а затем приступили к их утилизации. На металл пошли три из них. Четвертый был направлен в учебный центр “Kirkcudbright Training Area” в Шотландии, где он служил в качестве мишени. Сейчас полигон закрыт, и энтузиастами всерьёз рассматривается вопрос восстановления этой машины.

Экземпляр P1 (номер РЕ3530) в 1951 году был отправлен в экспозицию танкового музея в Бовингтоне (Bovington Tank Museum) и, в настоящее время, поддерживается в ходовом состоянии. Кстати, это танк имеет отличия от остальных своих собратьев. На нем отсутствует высокая командирская башенка (заменена обычным люком), а на боковых стенках надстройки размещены запасные траки. В 2011 году машина «прокатилась» перед зрителями фестиваля “Tankfest”.

Заключение

При разработке A39 “Tortoise” конструкторы допустили ряд технологических просчетов, во многом предопределивших неудачную карьеру машины. Расположенная на крыше надстройки пулеметная башенка, являлась явным анахронизмом, тем более, что вести нормальный огонь ей мешало установленное рядом оборудование. Толщина бронирования была явно избыточной, что усугубляло проблемы связанные с большой массой машины. Транспортировка была чрезвычайно сложна даже в условиях мирного времени. Однако, если бы англичане успели изготовить «Черепаху» к 1944 году, то, несмотря на перечисленные недостатки, они получили бы исключительно мощную самоходку, способную уверенно поражать все типы немецких танков и САУ, включая “Jagdtiger” и “Jagdpanther”. Но история распорядилась так, что «Черепаха» опоздала и осталась совершенно невостребованной.